Тайны инквизиторских подвалов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Площадь перед церковью

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://i010.radikal.ru/0805/24/fcbb8a398d4c.jpg

2

> Из парижских улочек

Побродив по улицам, Луис снова вышел к набережной, чуть поодаль от того места, где пару часов назад он встретил Мелиссу. Надвинув на лицо капюшон, он неспешно пошел вдоль Сены, раздумывая, чем себя занять до наступления вечера. В Сорбонну идти было уже поздно: ко второй половине дня там собиралось слишком много народа, чтобы пробраться в библиотеку никем не замеченным. Раньше с подобным изъятием книг во временное пользование у Луиса не было никаких проблем, а теперь могут заподозрить, что совесть его не слишком чиста, и не позволят просто так разгуливать.
Завернув в обратную от Университета сторону, молодой человек так глубоко ушел в размышления, что не заметил, как вышел к площади перед строящейся церковью. Он любил это место, потому что там постоянно что-то падало: вот и сейчас куча камней перед будущим фасадом говорила сама за себя. Оставаясь в стороне от "церкви", Луис смотрел на священника, молитвенно сложившего руки, высматривающего что-то наверху, на суетившихся рабочих, которые вот-вот и упадут со строительных лесов.
Быстро потеряв к ним интерес, Луис сел на один из сколоченных ящиков, стоящих неподалеку от главного портала. Подперев подбородок рукой, он пытался сложить мысленно очередное дипломатическое письмо к отцу, которые регулярно ему присылал на его же деньги. Иногда Луису казалось, что все письма сжигали даже не прочитанными. Если так и дальше будет продолжаться, то будущего графа Блуа не пустят даже на территорию собственного графства, пока жив отец. Абсурдно, но факт.

> Улицы

3

> Из Тулузы

К площади подходит Лорантен. Усталый от дальней дороги, оставивший лошадь в ближайшей конюшне, он осматривает площадь. "Интересное место... довольно оживленное..." У нас в Тулузе таких нет... вернее есть, но они гораздо менее людные.
Он обходил ряды, наблюдая за людьми. По большей части это были торговцы, однако род деятельности некоторых личностей ему была не понята.
"Вот уж незадача... послан в такое место для того, чтобы искать еретиков среди добрых католиков... город явно больше и нравы здесь особые... впрочем долг есть долг, и Во Имя Христа я готов его выполнить... Отец Франсуа сказал, что я должен явиться в ближайшую церковь, чтобы предоставить документы и меня могли бы назначить инквизитором в Париже... хотя я лучше был бы одним из трех высших инквизиторов Тулузы"
Монах достал из сумки воду, выпил немного, и поднял взгляд на церковь.
"А все таки красивый город...  Неужели здесь бродят еретики? Неужели здесь запылают костры? И спокойствие будет нарушено... жители наверняка не привыкли к допросам и к самой мысли, что его сосед может быть пособником Дьявола... На юге с этой мыслью давно уже свыклись, возможно поэтому именно меня прислали сюда.  Я хоть знаю, как проводить допросы, а местные священники... сомневаюсь, что они вообще еретика настоящего в глаза видели... небось представляют его как нечто рогатое с копытами... а ведь они как люди... почти..."
Лорантен был в Париже впервые... Он ещё не успел привыкнуть к нему, а ведь ему предстояло здесь жить и работать.
Отдохнув немного, монах пошел внутрь храма. Помолившись, он стал искать глазами какого-нибудь священника, который бы смог ему помочь в его миссии.

4

Площадь. Шум. Гам. Что ж, город есть город, особенно если это Париж. Каждый занят своими мыслями, чувствами, делами. Почти каждому есть дело до всех и ни до кого одновременно. Констанца никогда не любила городов, а Париж в особенности... Может потому что он не спит даже по ночам? Воистину, мой кучер зазря получает деньги.... Он клялся, что успеем добраться до темноты...
Карета остановилась на соседней улочке и Констанца быстро пересекла площадь, направляясь к церкви. Она давно хотела ее увидеть. В конце концов, капитал на это строительство в немалой степени складывался из пожертвований семьи Блуа. А она привыкла следить за тем, что делается на ее деньги.... Наверное сие есть необходимая черточка любого хорошего хозяйственника. План на ближайшие дни у нее был вполне четким: осмотреть строящуюся церковь, подыскать приличный постоялый двор, и, наконец, самое сложное - отыскать в этом городке своего блудного братца, который наверняка должен был горячо тосковать по любимой сестренке и ее полному кошельку. Ладно, все по порядку...
Она продолжила с любопытством осматривать здание. Впрочем, в качестве кладки она, мягко говоря, мало что понимала, однако же работы явно продвигались споро, что не могло не радовать... Скоро устремятся ввысь церковные шпили... Уже явственно намечены ребра арок крестового нервюрного свода на внутренних устоях и внешних контрфорсах... Интересно, какова она станет внутри? Поговорить бы с кем-нибудь знающим... Однако никого подходящего поблизости не нашлось, только горстка рабочих на невообразимой высоте... Впрочем, еще к богатой даме тут же поспешил какой-то из околачивающийся на церковной паперти парижских нищих. Констанца не глядя запустила урку в кошель, выуживая монету. Та оказалась серебряной. Значит, так решил Бог... Не слушая визгливые вопли нищего, извещающего всю площадь о том, как горячо он будет молиться о здравии доброй госпожи, она поспешила к главному входу в церковь, на ходу набрасывая на голову шаль из тонкой серой шерсти. Конечно, службы здесь еще не велись, однако же место будущей церкви свято с момента закладки первого камня... Ей хотелось помолиться сегодня. Она опустила взгляд на массивное золотое кольцо на своем пальце.... Шесть лет. Ровно шесть лет, как ты надел мне его...  Даже не верится... Она осенила себя крестом и ступила под своды церкви.
Впрочем, далеко ей пройти не удалось - в помещении уже кто-то был... Монах... доминиканец, кажется, если я не ошибаюсь? Незнакомец оглядывался по сторонам, словно кого-то искал... За одной ли молитвой сюда явился? Она тихонько приблизилась к нему...
- Простите, святой отец... Я не помешала Вам?

Отредактировано Констанца (2009-10-03 00:48:36)

5

> Из улиц Латинского квартала

Потирая стертые в кровь ладони, которыми он тормозил при падении на мостовую, Луис недовольно поморщился. От недавнего бега кровь пульсировала в висках, и часто билось сердце. Отряхивая черный плащ, на темной ткани которого особенна была заметна дорожная пыль и прочая будничная грязь.
Луис снова вышел к собору, это становилось уже закономерностью: не так давно он покинул это место.
Стоял тот таинственный час, когда густые сумерки рассеиваются, проглядывается небо. и по воле неведомого божества чудиться вопрос о произошедших накануне событиях. Слышался далекий, чуть приглушенный гул просыпающегося города, но лучше было слышно. Самую древнюю песнь на свете - монотонную песнь воды.
Неожиданно стало очень скучно. После всех событий, стремительно сменяющих одно другое, рассвет казался слишком привычным и обыденным. Молодой человек пересек площадь и, взобравшись по камням, так же значащимся в пояснительных записках, как строительные материалы, прошелся по нижнему ярусу лесов, опоясывающим церковь. Подтянувшись, стараясь не запутаться в полах плаща, он залез чуть выше и сел на край, свесив ноги вниз.
Кидая мелкие камешки, которые на миг преодолевали земное притяжение и падали вниз, Луис вспомнил Мелиссу, с которой он таким неординарным образом расстался совсем недавно. О том, что с ней могло что-нибудь случиться дурное он не беспокоился: любая случайность могла быть отброшена перед такой девушкой – она могла бы найти выход из любой ситуации. Ему так казалось, и он не хотел раздумывать об этом больше, чтобы не уличить себя в самообмане. Такие девушки были лишены любой тени скуки или нот размеренности, их как будто не волновало, что будет в следующую минуту. И в этом было свое неповторимое очарование.
Луис сидел на строительных лесах, покачивая ногами и высматривая знакомые лица в суетящихся внизу людях. Минуту назад он вспомнил, что не завтракал. И даже не ужинал.

6

Лорантен повернулся на голос и увидел девушку, одетую в белую рубашку с черным блио. "Судя по всему она дворянка... хотя одета достаточно скромно, что не может не радовать. Терпеть не могу аристократов, одевающих на себы кучу золотых побрякушек, показывая этим самым что они выше остальных... Глупцы... Проще верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому попасть в рай. Надеюсь, если она это понимает..."
- Благослови Вас Господь! - произнес Лорантен. - Нет Вы мне не помешали. Я монах из Тулузы, прибыл сюда чтобы встретиться с настоятелем этой церкви.

Отредактировано ScoRpion (2009-10-08 00:50:57)

7

Монах повернулся и теперь Констанца ясно могла разглядеть его лицо - застывшие в маску черты и холодный,цепкий взгляд.... Инквизитор? Наверняка.... Но не Парижский... Хотя, он же сказал, что из Тулузы. Что он может делать здесь? Тем более, в строящейся церкви? Вряд ли ей уже назначили настоятеля. Она внимательно разглядывала собеседника, пытаясь составить сое мнение о нем. Сдержанный. Суровой. Наверняка истовый католик, ярый гонитель ересей и поборник святой жизни. Но он знатного сословия, не из низов, сама манера держаться о том свидетельствует... В общем, инквизитор в классическом его проявлении... Нельзя сказать, чтобы она с симпатией относилась к подобным людям, но не видела никаких причин заранее себя против него настраивать. И все таки, зачем он здесь?
- С настоятелем этой церкви? Но, святой отец... эта церковь еще не достроена. Даже если для нее избран настоятель, он еще не прислан сюда. Вы уверены, что не ошибались? Храмов в Париже много. Я и сама здесь случайно... Просто мне нужно встретиться в Париже с братом и я не могла не побывать здесь. Мне было любопытно... Все мы должны думать о спасении души и я. узнав о начале сего богоугодного дела не могла остаться в стороне и сделала крупное пожертвование в фонд строящейся церкви... - она сделала легкий акцент на словах "крупное пожертвование". Подавляющее большинство знакомых ей инквизиторов более чем уважали подобное слово... Она продолжала. - Может, если вы откроете мне цель вашего прихода, если это, конечно, не составляет тайны, я смогу вам помочь? Я многих знаю в Париже... Правда. уже темнеет... сегодня вы вряд ли кого-нибудь найдете. Может я могу предложить вам ночлег в Париже, а завтра вы продолжите свои поиски?

8

Нащупав сзади себя еще несколько мелких камушков, Луис сгреб из в ладонь и, почти не целясь, начал кидаться ими в людей внизу. Было не так высоко, но пока никто не изъявлял желание побить молодого человека за нарушения утренней полудремы, в которой находилось большинство горожан утром. Париж просыпался от сумеречной меланхолии, гул большого города нарастал, проникая во все отдаленные закоулки и трещины, пронизывая их изнутри и застывая легкой дрожью в камнях. Скоро, ближе к полудню, шумом, треском и болтовней будет заполнена вся столица, и мостовая будет дрожать от тысячи ног и копыт.
Но пока было утро, Луис поднялся с досок и потянулся. Долгое время без сна давало о себе знать. Он широко зевнул, тряхнув головой. Неожиданно до его ушей донесся легкий треск. Он сделал шаг в сторону. Треск повторился. Доски, на которых сидел Луис были уже совсем сухими: собор почти не строился и стоял в запустении из-за плохого настроения короля, который перестал давать деньги, и деревянные леса были оставлены на волю судьбы. И сейчас госпоже Судьбе и ее вечному спутнику Року было угодно, чтобы они сломались, но Луис пока об этом не знал. Молодой человек осторожно сделал еще один шаг, и хрупкая конструкция из лесов посыпалась вниз, увлекая его за собой. С громким криком он приземлился на землю, закрывая голову руками. Несколько сухих досок упало рядом. Лежа на спине рядом с главным порталом у входа в церковь, Луис тяжело дышал и думал, что все это не к добру. Сдув непослушные волосы с лица, он поднялся, даже не отряхнув плащ: это было уже бесполезно.
Окинув беглым взглядом рельефы на портале, Луис толкнул дверь и вошел в собор, надеясь, что хоть в соборе с ним ничего не случиться, а то слишком уж много заключений за одни сутки на одну голову. Но он снова ошибся: в конце центрального нефа кто-то стоял. Сощурившись, стараясь не привлекать внимание, он пригляделся: один был явно церковный служащий, а вторая была ему чертовски знакома. Луис сполз по стене на пол, пытась поймать за хвост хотя бы одну мысль, которая бы обьяснила бы ему, что делать дальше.

9

Лорантен поднял голову и посмотрел незнакомке в глаза. Его холодный взгляд был заметен из-под капюшона, в то время как остальное лицо было скрыто.
Она не глупа. И на первый взгляд не имеет никаких темных мыслей. Судя по всему классическая парижская аристократка. Со своими проблемами, далекими проблем ереси. Впрочем, оно и к лучшему.
Значит церковь ещё не работает и настоятеля нет... очень жаль, что мне не повезло. Впрочем, Париж - город большой и я уверен, что мне удасться найти священника ранга настоятеля. Или выше. Я монах и пришел сюда по поручению святых отцов Тулузы, чтобы нести Слово Божье. Я надеялся поговорить с кем-нибудь из духовных иерархов чтобы он ввел меня в курс дела. Я в Париже впервые, а для провинциального монаха эта обстановка не самая привычная.
Лорантен продолжал смотреть графине в глаза Интересно, она догадывается о том кто я? Если да, то предполагает, что я могу ей рассказать вот так все и сразу? А если нет, то это ешё лучше. Я монах, и пусть пока это будет очевидно. А когда придет время, я...
Вы правы, сейчас темнеет. Вы знаете, я бы с удовольствием принял ваше предложение, однако помимо поисках священника у меня есть ещё одно дело. Вы не знаете в каком районе проживает мадмуазель Мелисса де Лавальер? Она вроде уже вызодила в свет...

10

Когда Луис выглянул из-за груды наваленных камней, двое у места предполагаемого алтаря, похоже, не обратили на него ровным счетом никакого внимания. Видимо, решили, что снова что-то упало сверху, а это уже было уже закономерностью: в этом «соборе» извечно все падало.
Тихо продвигаясь к выходу, стараясь ничего не свалить и не потерпеть очередное фиаско в мастерстве тихих побегов, Луис, переступая через большие камни, чтобы случайно не поскользнуться, добрался до двери весьма успешно. Протиснувшись между массивными скрипучими створками на ржавых петлях, молодой человек оказался на площади. Казалось, словно он пропадал в другом временном пространстве, в то время, когда в городе стала бурлить жизнь. За считанные минуты Париж отбросил остатки сна, и под рассветными лучами, становящимися все ярче и ярче, проснулся окончательно.
Маневрируя между спешащими горожанами, Луис направлялся к Сорбонне. Зевнув, он задумался: было громом среди ясного неба встреча с сестрой в заброшенном соборе. В голове пробегали тысячи вопросов, о том, что она тут делает, в Париже, кто это священник, и зачем она с ним связалась, и, наконец, самый важный вопрос, который занимал Луиса, не видела ли она его, когда он свалился чуть ли им не на голову. А к встречи он был совсем не готов.
Так, находясь наедине со своими мыслями,  Луис свернул на одну из улиц, примыкающих к площади, и не заметил посыльного, явно направляющегося к нему.
Увидел того Луис только тогда, когда тот подергал его за рукав, явно привлекая внимание, и махая перед лицом конвертом с фамильной печатью.
Выхватив конверт из рук посыльного, Луис посмотрел на подпись на нем, припоминая, где он уже мог слышать эту фамилию. Поморщив нос, Луис вскрыл конверт, отмахиваясь от слуги, когда тот попытался что-то пискнуть, о том, что так долго его искал.
В конверте было приглашение. Приглашение – это очень хорошо. Это даже замечательно. Не дочитав письмо до конца, Луис сунул письмо в рукав.
- Да-да, скажи, что я обязательно приду, - произнес Луис через плечо, не дождавшись реакции посыльного, пошел в сторону Сорбонны.
В планах у него было поспать и привести в порядок свой внешний вид, а потом уже дочитать письмо.

> Сорбонна

11

Их диалог был прерван молодым человеком, подошедшим к ним. Одетый в длинную коту синего цветы и белые шоссы. Это был посыльный.
- Прошу прощения - начал гонец - У меня послание для вас Он протянул конверт.
- Вот как? - Лорантен принял конверт. - От кого это?
- От мадемуазель де Лавальер. Она приглашает вас на ужин.
- Вот как? Интересно... спасибо... и да благословит вас Господь...
Ужин? терпеть не могу светские вечера... впрочем,если приглашают, нельзя отказываться, заодно разузнаю обстановку в городе...
Благодарю вас за желание мне помочь, сударыня. Мне нужно идти. Пусть господь будет к Вам благосклонен!
Лорантен двинулся в путь. Интересно... я пытался сделать так, чтобы мое появление было максимально незаметным... а меня сразу узнают... вначале Графиня... потом посыльный... первый блин комом... но впрочем, надеюсь, что там я добьюсь больших успехов... девятая заповедь запрещает ложь... но пусть они во мне видят простого монаха... ведь монах - не всегда инквизитор.
> Элитный район. Дом Анны де Лавальер.