Тайны инквизиторских подвалов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Таверна

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

http://www.lyonguide.fr/Rhonalpesguide/perouges/petits/ostellerie.jpg+_+

2

Париж Диего не понравился. Краешек  неба едва проглядывал меж тесно построенных глиняных и деревянных домов, он был такой серый, что, казалось, испачкался в тех помоях, которые так гордо месили кожаными туфлями французские выскочки.

Иностранец был одет в дорожную одежду и черный плащ до колен с синим капюшоном. Кроме мерцающего кинжала, висевшего на поясе, оружия не  было. Он вовсе не хотел привлекать излишнее внимание, но парижане не могли не замечать  высокого и статного испанца. Продавец вафель шепнул своему покупателю: «Наёмник», а кто-то из толпы: «Граф…». Было раннее утро, но по городу уже поползли разнообразные слухи.

Оставив все свои пожитки  на постоялом дворе, Диего отравился в самый центр Парижа, где решил начать своё знакомство с городом в таверне.  После долгой дороги он чувствовал столь неприятные ощущения как голод, жажду и дикую усталость. Он знал, что  в Париже у него есть родственники по материнской линии, но предстать им в таком виде не позволяла его южная гордость.

Воистину, Париж был самым многолюдным городом на свете, который только видел Диего, хоть и путешествовал он много. Когда высокий и широкоплечий иностранец  проходил по парижским улочкам его несколько раз толкнули зеваки и чуть не налетел какой-то горожанин с  тележкой. В этой утренней суматохе Диего нашел на вид пристойную таверну, где и решил передохнуть.

«Я бы сейчас и ангелам сдался без боя…»- подумал Диего и прежде, чем войти в таверну оглянулся, нет ли за ним слежки.
Внутри таверны оказалось намного тише и намного теплее, чем на главных улицах города. Вот только запах стоял непереносимый: прокисшее вино, кровь и пот. Диего мельком оглядел хмурые лица малочисленных посетителей и, устраиваясь за свободным столом, подумал, что испанцы намного счастливее французов…

3

--->  Парижские улочки

После долгих шатаний по улице Даниэль, наконец, понял, что жутко устал и замерз. Даже его любимый теплый дорожный плащ не спасал от пронизывающего ветра и сырости. К тому же, недовольно зашебуршавший где -то в районе воротника, крыс Бенедикт, весьма ощутимо укусил его за шею, напоминая о том, что его пора кормить. Даниэль вытащил заверещавшего крыса и посадил на плечо, где он  проводил большую часть времени, если не спал.
- Все, кончай ругаться, а то ничего не получишь, и останешся без завтрака. - крыс протестующе пискнул и затих. Даниэль вдохнул напоследок свежий холодный ветер и зашел в таверну.
Вообще то он любил подобные заведения, любил их атмосферу, атмосферу страсти и порока, там всегда можно было найти что - то интересное. Множество человеческих трагедий, странных встреч и расставаний, большинство приезжих тоже неизменно оказывались там. Частенько происходили убийства, по глупости, или тщательно запланированные, все это самым наиживейшим образом интересовало Даниэля как для работы, так и для собственных интресов. Было забавно наблюдать за течением парижской жизни, не прикрытой благообразностью церкви или блеском королевского двора.
Конечно, эта таверна имела хорошую репутацию, там часто появлялись знатные особы, богатые иностранцы и представители военного сословия. Впрочем, воякам, как раз, все равно где и что пить, поэтому их можно увидеть везде. Сейчас было утро, поэтому в зале сидело довольно мало народа, что не могло не радовать, но самое главное там было тепло и подавали неплохое вино, которое любил Даниэль. Молодой человек незаметно поправил плащ, что бы не было видно его метательных кинжалов и осмотрелся на предмет наличия занакомых людей и занятости любимого столика. Знакомых людей не оказалось, но любимое место, находящееся в дальнем углу и являвшееся самой лучшей точкой обзора, оказалось занятым странным мужчиной, которого Даниэль по началу не заметил. А зря, он казался довольно интересным типом, судя по виду, недавно прибывший в Париж, потому что одежда, немного иного, нежели во Франции покроя, была мятой и в дорожной пыли. Такие плащи, во время своих многочисленных путешествий, Даниэль видел только в Испании, впечатление довершали черные, как смоль, волнистые волосы незнакомца и такие же синие, как у него самого, глаза, с той лишь разницей, что у Даниэля они имели более теплый, зеленоватый оттенок. Без колебаний, он подошел к своему столику, и примостился на лавке напротив иностранца.
-Надеюсь, я вам не помешаю - произнес Даниэль и, подозвав знакомую девушку - служанку, заказал сыр с молоком для Бенедикта и вина для себя.

4

Служанка в этой таверне оказалась миленькой и понятливой девушкой. Хозяин строго приказал оказать иностранцу достойное внимание, напоить лучшим теплым вином и подать вчерашнего зажаренного телёнка. Когда девушка в очередной раз подавала гостю вино, то с гордостью отметила, что он удовлетворен и перестал жаловаться на кисловатый привкус напитка. Тем временем хозяин таверны тоже вздохнул спокойно: этот южный народ часто устраивал драки из-за малейшей заминки!

После обеда Диего стал чувствовать, что жизнь, - нет, не налаживается, но, во всяком случае, становится терпимее. Ощущения неприятного запаха городской таверны прошли, никто из присутствующих посетителей не стал приставать с расспросами и настроение заметно улучшилось. Стоило ему об этом подумать, как он заметил, что им интересуется некий господин. Сначала, за мгновение  до того, как воин увидит, он обязательно почувствует спиной, что за ним наблюдают. И наблюдают с интересом.

Худощавая фигура в потрепанном дорожном плаще уверенным шагом приближалась к  столику, за которым Диего уже расположился в нагловатой и слишком расслабленной позе. На него действительно нашла какое-то чувство - смесь наглости и раздражения, ибо благородный кабальеро не позволил бы себе встретить незнакомца в таком виде, что уж говорить о благородном графе.

-Надеюсь, я вам не помешаю
– сказал незнакомец и отправил ту самую миленькую служанку за сыром и вином.
Даже утром в таверне было ужасное освещение, но Диего смог прекрасно рассмотреть этого человека и про себя подумал, что надолго его запомнил. И причинной тому могли быть его сине-зеленоватые глаза, и длинные волосы  в беспорядке собранные в хвост, и его ручная крыса….

«Слава Богу, что он не похож на тех французских выскочек, которые щеголяют по Парижу в бледно сером бархате!»- подумал Диего. Он чуть прищурил левый глаз, улыбнулся, нагловато не разжимая губ, взял деревянный кубок с вином в левую руку,  а потом произнес своим красивым, громким голосом, поигрывая тональностью:
- Сударь, а вам нравится здешнее вино?
Диего произнес это достаточно громко и хозяин таверны случайно услышал его и снова заволновался: ох, уж эти….

5

Служанка убежала за заказом,  а Бенедикт растопырив усы, начал исследовать стол, благоразумно не приближаясь к тому краю стола, где сидел незнакомец. А между тем, внимание Даниэля снова было приковано  к  сидящему напротив человеку, который расположился напротив с довольно развязным видом. Заметив, что он также изучает его, Даниэль поспешил придать своему лицу более равнодушно - доброжелательное выражение, которое несколько сползло с него после недавней прогулки. Мало кому может понравится холодно - насмешливый взгляд, с которым он взирал не окружающих его людей. Тем более, когда все, казалось бы, располагает к приятной, а может и не очень, скорее занимательной, беседе. Господин напротив смешно сощурился, напоминая какую - то не проснувшуюся до конца птицу, и довольно неприятно улыбнулся, поднимая кубок.

- Сударь, а вам нравится здешнее вино? - спросил он, довольно громко и хорошо поставленным голосом.
Боковым зрением Даниэль заметил, как нервно засуетился у своей стойки хозяин таверны, и ухмыльнулся. Конечно его беспокоило, что думает об их вине, именитый незнакомец. У толстых трактирщиков вроде него было поразительное чутье на людей, способных им хорошо заплатить, и перед которыми нужно выслуживаться. Даниэль не хотел портить отношения с хозяином этого заведения, от которого он периодически получал информацию, нужную ему для его тонкой работы, и потому решил выбрать наиболее нейтральный вариант.
- Вообще - то, вино неважное, но, - молодой человек хитро подмигнул служанке, очень вовремя принесшей его кубок - все же лучше тех кислых помоев которые можно довольно часто встретить в Парижских кабаках.
"Отлично, вино - одна из самых нейтральных тем, на которые можно поговорить с незнакомцем в подобной ситуации и обстановке, кроме погоды и лошадей, разумеется" -  удовлетворенно подумал Даниэль. А разговорить его хотелось.
- Впрочем, смотря что вы подразумеваете под определением "здешнее". - Даниэль задумчиво покрутил в руках кубок и отпил пару глотков. Теплое вино тут же согрело озябшее тело, и несколько подняло настроение. Бенедикт увлеченно грыз кусочек сыра, расположившись на столе рядом с рукой хозяина, и только изредка посматривал вокуг черными глазами бусинками.

6

Плотный гул людских голосов стал наполнять помещение. Правда, никто из людей не задерживался здесь надолго, в этом городе у всех хватало своих дел. Наверное, у собеседника Диего таких важных дел не было, и он спокойно мог позволить себе поболтать с иностранцем о тонкостях вина.  Сначала этот молодой человек вызывал недоверие к своей персоне, но потом Диего немного раскаялся, что так погорячился и отметил тонкий дипломатический тон своего собеседника.

- О, несомненно, что в богатых провинциях, а также в знатных домах… - начал он, улыбнувшись более дружелюбно, – вино подают исправное. Но хоть обойди весь Париж, не найти ничего лучше этой кислятины в любой из таверн и кабаков. В других странах умеют находить и хороший средний сорт...

Иностранец уперся подбородком на левую руку и продолжал смотреть на своего собеседника чуть искоса, а иногда отводил взгляд в сторону камина.

- Мне как гостю право не стоило так сразу ругать угощения столь щедрого хозяина! Но разве можно встречать гостей такой погодой?- на этих словах голос Диего был очень громким и искренно негодующим.

Пока испанец рассуждал о гостеприимстве, про себя он пытался выстроить логичное доказательство того, что из дома за ним никто не последовал. Объяснить он это не мог, но чувствовал, что слежки за ним нет.  И это было странно, ведь пока Диего жив к его младшему брату не перейдет и камешек из их сада в поместье, будь на стороне Родригеса все четыре короля…  А его новый собеседник казался опасным лишь тем, что мог слишком много узнать о Диего того, что он предпочел бы скрыть.

7

Как - то очень незаметно утро, которое началось довольно рано для Даниэля, плавно перешло в день, в таверне стало более людно, и он снова начал опасаться, что сюда придет кто - нибудь из знакомых. То, чем сейчас занимался Даниэль, просто обязывало иметь немалое количество врагов. Как тайных, так и явных. Но пока все было спокойно и можно было ни о чем не думать. Даниэль несколько расслабился, автоматически отмечая всех, кто заходил и выходил из таверны, можно было вернутся к приятной беседе с незнакомцем, который, тем временем, довольно пренебрежительно отозвался о несчастной продукции виноделия, подаваемой здесь и ловко свернул тему, направив ее на погоду.

-Да, вы правы, - Даниэль наклонился поближе к собеседнику и сообщил ему доверительно - И знете, ведь во всем виноваты церковники. В провинциальных аббатсвах делают лучшее вино, но они его не продают в подобные заведения. Только, как вы справедливо отметили, знатным домам и к королевскому двору. Правда, если знаешь, где искать, то можно раздобыть все что угодно...
Даниэлю было интересно, как инстранец отреагирует на замечание о церкви. Если его догадка верна и он из Испании, где церковники и инквизиция особенно суровы, то это проявится неприязнью. Если разумеется, он не тайный безбожник, или еретик.
- Такая погода свойственна Парижу в это время года. А вы, должно быть, приехали из более теплых краев? - Даниэль взглянул на собеседника, отмечая, что тот явно думает о чем то другом, нежели о погоде.

8

Диего поморщился. В глазах промелькнуло что-то похожее на ярость и ему показалось, что он не справится с охватившим его отвращением, а намек его собеседника мог означать все что угодно, от банального негодования до провокации.  Сдержать чувства было трудно, но Диего давно научился скрывать излишнюю эмоциональность, доставшуюся от отца.
За свои двадцать шесть лет он был знаком только с двумя по-настоящему праведными священниками.

«Ах, падре, ваша жизнь сложилась не очень радостно» - подумал испанец с грустью, вспоминая очень давнего знакомого, которого всю жизнь уважал и чтил как своего отца. Такие люди действительно служили высшим силам и не рвались занять высокие должности церковников, интригами оторвать еще больше земли от какого-нибудь феодала или правдами и неправдами пресмыкаться, словно змеи, перед королем, выполняя его грязные поручения … Власть церкви уже имела грандиозный размах на его родине, и чем вообще собирается оплачивать услуги церковников король, Диего не представлял.

- Меня зовут Диего, - ответил он на вопрос собеседника о теплых краях, считая, что его имя и внешность итак даст полноценный ответ.

Шум отвлек его внимание, только что в таверну ввалилась компания уже подвыпивших гвардейцев. Миленькая служанка испугалась этой компании, а хозяин таверны опять подумал, что драки сегодня не избежать, и если не горячие испанцы, то пьяные гвардейцы. Диего же снова полностью переключит внимание на человека, сидевшего напротив него:

- В Париже сегодня празднества? – удивленно спросил он, скептически приподняв брови.
«И что за порядки, будний день, а гвардия в таком состоянии? Это не лучшее первое впечатление о будущем начальнике….»

9

От внимания Даниэля не ускользнула странная вспышка чего - то похожего на ярость в глазах его собеседника, что его несколько порадовало. Не то чтобы он не любил церковников, просто он видел обратную сторону их жизни и деятельности, прикрываемой благочестием и фанатизмом. Если уж быть подлецом, то маскироваться под что - нибудь другое, нежели служение Богу, в которое искренне верят столько людей. Впрочем, некоторые были весьма забавными, вроде нескольких друзей Даниэля из числа знакомых монахов. Один был весельчаком и пьяницей, не устававшим при этом, протрезвев после очередной пьянки, совершенно искренне возносить Богу молитвы о покаянии, и не способном обидеть даже муху. А ко второму Даниэль прибегал в крайнем случае, когда уж совсем становилось паршиво и надо было хоть кому - нибудь выговориться. Очень достойный, терпеливый и сложный человек, преданный своему делу, он ему был почти как отец. А в общих четрах, ему было все равно, церковники ему давали работу, неплохо платили, и Даниэля это вполне устраивало, немотря на то что работа была далеко не приятной.
Когда испанец представился, молодой человек внутренне ухмыльнулся, радуясь своей догадке.
- О, рад знакомству, а мое имя Даниэль. - Он и впрямь был рад с кем нибудь познакомится, Даниэль уже и забыл, когда в последний раз так запросто общался с вобщем то незнакомым человеком.
Заметив вломившихся в помещение, гвардейцев, он пренебрежительно фыркнул. Среди них было несколько, которых он знал, и с которыми приходилось работать, несмотря на сильную неприязнь.Даниэль поспешно отвернулся и перебрался поглубже в тень, что бы они его не заметили.
- Нет, но для этих скотин, что праздник, что не праздник, все равно. Совсем обнаглели в последнее время, когда начальник гвардии в отьезде. - Даниэль запихнул уже закончившего свою трапезу сонного Бенедикта на плечо, так его почти не было видно и невозможно было узнать примечательного крыса."По правде сказать, даже когда он был на месте, поведение "его мальчиков" не сильно отличалась от сегодняшнего."
- Простите праздное любопытство, но что же привело в наш холодный промозлый мир, гостя из Испании? - Новый знакомый очень походил на военного, но без замашек той компании, также принадлежавшей к этому роду деятельности. Гвардейцы шумели, щипали служанок и задирали посетителей таверны.

10

В своей юности Диего был ветреный и отчаянным рыцарем, мечтающим спасти мир и честь прекрасной дамы. Ему были неписаны правила, и даже строгие учителя не могли заставить усидеть предприимчивого испанца на одном месте. Но с возрастом, примерив роль старшего брата,  потом  мужа, он научился ответственности, а занимаясь военным делом, стал ценить дисциплину и верность. Отзыв его нового знакомого, который назвался Даниэлем, о королевских гвардейцах сильно огорчил Диего: за время своего пути он думал о многом, но мысль о такой репутации французских войск не приходила ему на ум.

«Когда буду представлен начальнику гвардии и займусь делами, придется приводить этот свинарник в порядок…»- подумал Диего и опустошил по счету третий стакан вина. От этого кисловатого напитка, в отличие от сладких испанских вин с добавлением трав, трезвость ума никуда не уходила, что было его плюсом, когда впереди было много дел и минусом, когда надо было быстрее забыться.

- Простите праздное любопытство, но что же привело в наш холодный промозглый мир, гостя из Испании? – спросил Даниэль, перебравшись в темный угол, отчего испанец подумал, что его новый знакомый и раздражающие его гвардейцы знакомы.

- Приехал повидать своих родственников в Париже. Видите ли, моя мать француженка, и хотя это семейство было против её замужества с иностранцем, и разгорелся крупный скандал, пора налаживать отношения с родней. Так уж повелось, в Галисии  родственные узы священнее всего!

Диего не соврал, но и не сказал часть правды, возможно, самой важной правды. Он действительно собирался навестить родственников, но вот о том, что во Франции он должен остаться  навсегда, что с собой у него рекомендательное письмо начальнику гвардии, что в родной стране графа Вальядареса никто не ждет, кроме недружелюбного братца, об этом ссыльный рикос-омбрес  умолчал.

Потом что-то вспомнил, бросил сожалеющий взгляд на своего собеседника за минутную заминку и жестом подозвал посыльного.  К нему подошел человек средних лет и среднего роста, ничем не выдающийся внешне, зато очень беспокойный и немного дерганный. Несмотря на свою полную фигуру и маленькие ножки, ходил он быстро, думал мало и приказы исполнял как надо. Диего передал посыльному записку и попросил как можно быстрее передать лично в руки её светлости. Говорил он с посыльным тихо и его голос был почти не слышан из-за шумевших гвардейцев.  Беспокойный человек сильно волновался, а может всегда таким был и, когда Диего закончил свою инструкцию, на его лице отобразилось тень счастья, посыльный убежал также быстро как и подошел к столу, а испанец, еще раз раздраженно взглянул на солдат и вернулся к разговору с  Даниэлем.

11

Думая о той компании, что заявилась в таверну, Даниэль в который раз порадовался своей професии, потому что приказы он получал непосредственно от начальника гвардии, иногда работая с офицерами. Он был наемником, но понятие "наемник" далеко не всегда значит убийца, хотя не без этого. Даниэль часто сопровождал знатных господ, возил некоторые важные документы. Для фактически бродяги, пусть даже и с фамилией, которую вобщем то помнили среди начальства Парижской гвардии, это было весьма неплохо. При этом Даниэль оставался вне официальных должностей, это было исключительно удобно, так как его практически невозможно было проследить, как, например, рядового солдта или офицера. Начальник гвардии доверял ему, потому что Даниэль всегда доводил свое дело до конца, и знал множество окольных путей к его выполнению. Конечно, он знал, что его ловкий наемник, так же работает на церковников, но как правило, от тех дел, в которых были замешаны и те и те, Даниэль отказывался.

- Приехал повидать своих родственников в Париже. Видите ли, моя мать француженка, и хотя это семейство было против её замужества с иностранцем, и разгорелся крупный скандал, пора налаживать отношения с родней. Так уж повелось, в Галисии  родственные узы священнее всего! - произнес Диего.
"Даа, интересно, родственные узы значит...священней всего. И ради этого ехать в такую даль. Ни за что бы не стал делать нечто подобное, впрочем у меня и родственников-то нету. Ну, мне это незнакомо, так наверное и не мне судить. Ради отца я бы наверное поехал куда - угодно, правда, это было слишком давно..." - Подумал Даниэль и слегка нахмурился, отведя взгляд. К ним подбежал невысокий толстенький человечек, должно быть, посыльный. Диего отдал ему какую - то записку, неслышно шепнув пару слов, и он убежал, ловко лавируя между столами.

- Это хорошо, родственников надо ценить и не портить с ними отношения, какими бы они не были. - серьезно ответил Даниэль. - Никогда не знаешь, когда они могут пригодиться. - закончил он уже с лукавой улыбкой, чтобы Диего не заметил его минутной слабости.

12

Их беседа длилась не так уж долго. Возможно, что испанцу просто показалось, а,  может быть, французское вино не такое безобидное как ему думалось, но когда Даниэль заметил о важности сохранения семейных связях, Диего как раз подумал, что у них с этим странным человеком у них есть нечто общее. И это, конечно, не только цвет глаз.   Он улыбнулся, на этот раз тепло и дружелюбно, при этом тут же мысленно заметил, что это всего лишь знакомство в таверне за бокалом вина, когда никто ничего друг другу не должен, даже раскланиваться в реверансах не нужно, может именно поэтому такие вот знакомства бывают на редкость приятные.

- Мне показалось, что вы довольно быстро определили откуда я родом, еще до того как я начал говорить со своим жутким акцентом. Да и, не хотелось бы быть бестактным, но похожи вы на человека, побывавшего во многих местах за пределами Франции. – Диего сделал паузу, смотря в глаза своему собеседнику,- Так возможно вы были и в Испании? Или я так подумал, потому что вы тоже не француз?

Диего давно согрелся, потрескивание дров в камине успокаивало его тоску, а приятная беседа отвлекала от некоторых печальных мыслей. Как же часто так бывает, когда кажется, будто отныне все будет идти хорошо и свою долю немилости судьбы ты уже получил, обязательно вспыхнет предчувствие, что все еще только начинается.

13

Этот странный разговор несколько вывел Даниэля из его внутреннего равновесия, которое царило в нем уже некоторое время. Он не хотел ни о чем вспоминать. Даниэль думал, что давно уже пережил все свои потери, и они больше его не беспокоят, но оказалось, что даже шрамы на в душе способны болеть от непогоды. Но раскисать себе молодой человек не разрешил, это бы означало слабость, которую он не мог себе позволить. Неожиданно испанец улыбнулся, совсем не так, как раньше, так, как Даниэлю уже давно никто не улыбался.Он почувствовал нечто вроде благодарности Диего, в общем - то случайному знакомому, и нерешительно улыбнулся в ответ.

- Мне показалось, что вы довольно быстро определили откуда я родом, еще до того как я начал говорить со своим жутким акцентом. Да и, не хотелось бы быть бестактным, но похожи вы на человека, побывавшего во многих местах за пределами Франции.Так возможно вы были и в Испании? Или я так подумал, потому что вы тоже не француз?- Диего смотрел ему прямо в глаза, и Даниэль решил, что ничего особенного не случится, если он будет откровенен. В конце концов, его отряд и годы скитаний в роли наемника по Испании остались в прошлом, и вряд ли про него там еще кто - то помнит.

- Ну, не такой уж и ужасный акцент, но вы правы, я был в Испании, и поэтому узнал в вас ее уроженца. Она накладывает на человека некоторый отпечаток, что - неуловимое, что внимательному наблюдателю вполне можно распознать. Если бы я не был французом, хотя по моей внешности наверное и не скажешь, то непременно остался бы жить в Испании, замечательная страна.

Даниэлю и впрямь нравилась эта страна, там были странные люди, темпераментные, смелые и искренние. Там встречалось гораздо меньше интриганов и лицемеров, нежели в том же Париже. Но родина есть родина, и Даниэль все же вернулся во Францию, и пока ни сколько об этом не жалел.

14

Зашел разговор о его родной стране и понеслось. Он вспоминал всякие смешные истории из юности. Искренне смеялся и ни о чем, кажется, не сожалел. Потом Диего поделился с собеседником парой веселых историй, такого содержания, которым непринято было бы делиться в присутствии дамы. У каждого вояки, пусть даже достойного графа, в запасе должны быть вот такие приятные истории: про похождения с разными дамами, пристойного и не очень пристойного поведения, про задушевные испанские праздники, про походы против какого-то там врага короны….

Веселье дошло до того, что если бы под рукой у Диего оказалась его любимая мавританская гитара, он бы спел! За этими разговорами, он не заметил, что через эти кривые окна перестал пробиваться даже тот скудный свет, что был раньше. Стемнело, а это значит, наступил вечер, а может уже давно ночь…

«Наверняка парижские улочки не такие безобидные по ночам, как это показалось днем. Нет, конечно, от всяких там разбойников можно избавиться и моим кинжалом, но нарываться на такие неприятности в первый же вечер! Надо будет выпросить у хозяина таверны комнату, а утром же отправляться к кузине, чтобы не волновать её. А вот что будет делать Даниэль?»  - обеспокоенно подумал Диего.

Посетителей осталось трое. Они с Даниэлем и какой-то пьяница, уснувший прямо за столом и не собирающийся куда-то уходить, по крайней мере, до утра так точно. Хозяин таверны смотрел на своих последних клиентов нетерпеливо и хмуро и  очень хотел быстрее уйти в свою комнату и видеть сновидения.

- Кажется, мы немного задержались, - произнес испанец, - Какие у вас планы, Даниэль?

15

После упоминания о родной стране, собеседник Даниэля повеселел и начал рассказывать разные смешные истории. Рассказчиком он был замечательным, и молодой человек с удовольствием слушал, смеялся, совсем позабыв о времени. Вниманием не обошли ни прекрасных дам, ни смешные случаи из военной службы, Диего рассказывал про испанские праздники, и Даниэль словно оказался там, где не был вот уже как несколько лет. Все это сопровождалось изрядным количеством вина, но испанец, кажется, совсем не пьянел, а вот Даниэль уже чувствовал себя несколько не трезвым. Поэтому, потеряв счет времени, очень удивился, когда заметил что на дворе уже ночь, а в таверне, где они сидели, кроме них почти никого не осталось. "Интересно, где остановился испанец?" - подумал Даниэль, снова посмотрев в окно, за которым было уже совсем темно. Домой идти не хотелось совершенно однозначно. "Надо пойти проветриться..."Диего тоже вспомнил о времени и заметил, что они немного задержались."Хааа, конечно, совсем чуть - чуть."

- Планы? Да в общем - то никаких, наверное, пойду прогуляюсь. Ночной Париж имеет свое очарование, несмотря на все его недостатки. А вы куда? - Даниэль пригласил бы его с собой, но Диего был с дороги, нормальные люди после нее устают. Неожиданно пришла мысль о том, что не стоит с ним продлевать знакомство, ведь Даниэль был наемником, а в такой работе никогда не знаешь, кого могут заказать. Но если бы это произошло, он бы, скорее всего отказался: чем - то испанец был ему симпатичен, да и противник, Диего должно быть, серьезный. Даниэль потряс головой, отгоняя ненужные мысли. "Это всего лишь случайное знакомство, не стоит об этом думать. И пить эту кислятину, называемую по ошибке  вином, тоже не стоило..."

16

На вопрос Даниэля испанец ответил, что собирался переночевать где - нибудь в городе, а утром отправиться по делам и к своей родственнце, которая живет в Париже. Даниэль знал, что в таких тавернах, как та, в которой они сидели, часто хозяева держат несколько комнат для путешественников, не такого класса, как в обычных гостинницах и постоялых дворах, но вполне сносных. К тому же хозяин был весьма уважаемым трактирщиком, поэтому Даниэль посоветовал Диего переночевать тут же. Они вполне дружески попрощались, и испанец ушел наверх, предварительно кликнув хозяина, чему молодой человек был изрядно рад. Неприятные мысли не давали покоя, а их лучше думать в одиночестве. Бенедикт проснулся и завозился на плече, потом сонно сполз по руке на стол и расположился на столе, умывая умную мордочку и смешно топорща усы. Даниэль, уныло подергал его за хвост и осушил свой бокал с вином. Пора было уходить, тем более в таверне уже не оставалось никого хоть немного представляющего из себя интерес.

17

Первым делом Имбер ощутил типичный запах любой таверны - дрянное вино и пот. А вот особого шума небыло, что странно. имбер пожал плечами и вошел вслед за девушкой, украдкой мученически закатив глаза в ответ на ее улыбку. Раньше он смущался, но быстро понял, что ряса не спасет его от общества. А ежели он не будет готов, вещный мир его с большим аппетитом проглотит, превратив в мизантропа и женоненавистника.
- Я бы рассказал, да сан не позволяет. - Имбер шкодливо улыбнулся - Скажу лишь, что от лошадок люди отличаются мало, разве что удовольствия получают больше, да и то не все. Вы, главное, студенческие песенки близко к сердцу не принимайте.
Священник осмотрелся, выбирая место, куда бы можно сесть.
- Нда... Вы, главное, случайным спутникам о себе рассказывайте меньше, мало ли, поганых языков нынче слишком много. Куда желаете присесть? Я позову хозяина, расскажете ему о вашем друге.
Священник задумался. Нужно было кликнуть стражу и отправиться на место происшествия, вот только имело ли это смысл? Грабители, вероятно, давно удрали и единственным, кто мог пригодиться другу Антики, был врач.

18

-А жаль... Вот и взойду на брачное ложе совершенно неопытной... - разочарованно ответила девушка в ответ на отказ священника раскрывать ей глаза на интимную сторону отношений.
Имбер и Мелисса вошли в таверну.
Златовласая девушка, ступившая на грязный дощатый пол трактира первой, произвела заметное оживление. Пара пьянчуг сидевших за столиком, хлебая эль или пиво из больших кружек, уставились на юную красавицу горящими и алчными глазами. Видимо их интересовало, что такая красивая, молоденькая и явно не бедствующая дева забыла в подобном месте.
Тусклый свет освятил девушку. Длинные золотистые, блестящие волосы ничем не прикрытые, распущенные... Белая, нежная, словно лепесток розы кожа. Аристократические тонкие черты лица и хорошо очерченные губы, высокие скулы.
Невысокий рост, стройная, хотя и излишне худенькая фигурка. Мелисса напоминала идеальной красоты мраморную статую.
Мелисса заметила оживление и снова улыбнулась. Как и любые девушки, она была не против пококетничать, и замечать как ее женские чары заставляют преклонять колени даже бывалых мужчин. Имбер в расчет она не брала, ведь его сан... Она вряд ли когда-нибудь решилась бы флиртовать со священником, даже если священник и был столь красив как ее спутник. Это было бы очень большим грехом...
«-Надо же... Большинство посетителей смотря на меня как на богиню какую-то...»-подумала девушка весьма довольная фурором который она произвела на посетителей таверны. Правда, вот не подумала, что это не двор, а трактир...
-Девка! - Не выдержал один, слегка напоминавший пирата пьянчужка.- Сколько берешь? Заплачу любые деньги!!!
Но силы он свои явно не рассчитал, и потому вскочив с места, видимо с целью схватить, Антику Мелиссу де Лавальер, в свои грязные лапы, поскользнулся в луже из разлитого по полу пива, упал, стукнулся головой и тут же захрапел. У посетителей этот вызвало смех и гогот...
А девушка тем временем схватила Имбера за руку и практически повисла на нем, демонстрируя, что на сегодняшний вечер она уже занята. Оживление быстро смялось...
-Здесь так пустынно... - проговорила тихим голосом Мелиса своему спутнику на ухо.- Как вы думаете к кому здесь можно обратиться по поводу несчастья с моим другом? Здесь все напоминают тех, кто напал на нас... Кроме, пожалуй, вот того человека. Он похож на наемника...
Девушки кивнула на молодого человека одиноко сидевшего за столиком и ласкающим какого-то маленького ручного зверька. Девушка точно не могла разглядеть, кто это был у него в руках...

19

- Что ж, значит вас ждет сюрприз. Но вы вполне можете поинтересоваться у горничной, они всегда все знают и при этом говорят куда больше положенного.
Имбер с улыбкой посмотрел на спутницу. Она была действительно красива и в этой таверне смотрелась совсем неуместно. Даже местные выпивохи это понимали - нашелся лишь один горлопан.
И того не надолго хватило - усмехнулся про себя Имбер. Антику, кстати, этот "кавалер" не очень-то и смутил. Она только прижалась к священнику, явно намекая публике, что им ничего не светит. Имбер снял с себя дорожный плащ и обвел таверну светлым взглядом, от души надеясь, что его улыбка все еще улыбка, а не ухмылка. 
- Знаете, это в конце концов просто неприлично, так встречать юную девушку.
Мужчина усадил девушку за один из столов, тот, что почище и в углу, чтобы никто не мешал разговору.
- Да, на наемника он похож. Может быть, стоит поговорить именно с ним, а не связываться с нашим почтенным ночным караулом...
Молодой мужчина, на которого указала Антика был хмур и погружен в свои мысли. И на мирного горожанина не походил. Но и на представителя ночного народа похож тоже не был. Имбер с улыбкой наблюдал, как тот играет с ручным зверьком, похожим на крысу.
- Не знаю, согласится ли он помочь, но вреда от вопроса не будет, не правда ли?.. Кстати, вы, кажется, хотели попробовать здешнего вина?
Имбер кивнул хозяину, тот понятливо завозился за стойкой, наполняя кружки. Переступив через разлитое неудачливым кавалером пиво, он поставил вино на стол, заискивающе улыбаясь Антике и ее спутнику.
- Вот, мадемуазель. Прелести Парижа.

20

Мелисса что случалось с ней не часто, только в особых случаях,  она перевоплотилась в Антику. В девушке заговорила ее цыганская кровь.
На красивых губах появилась загадочная, даже можно сказать обольстительная улыбка цыганской ведьмы, глаза замерцали словно звезды, в движениях появилась какая-то особая грация.
Если девушке повезет, и она выйдет замуж за достойного мужчину, которого сумеет полюбить, и он разбудит в ней эти черты, которые потом превратиться в чувственность и страстность, Мелиса точно сумеет сделать его счастливым мужчиной... Но сама девушка не особенно думает об этом, ее скорее занимают мысли о том, что она потеряет свою свободу и будет обязана быть совершенно покорной, не смотря на то что, ее муж, будет толстым и старым. В том, что ее тетя выдаст ее за такого человека, девушка не сомневалась.
На Имбера не произвело особого впечатления, тот фурор, который произвел приход Мелиссы в таверну.
« - Да... Говорят мужчины, становясь священниками, совершенно перестают замечать женскую привлекательность » - девушка иногда успевала стрельнуть глазками по сторонам, в сторону то одного, тот другого мужчины, отчего те старались сфокусировать на ней взгляд и расплыться в ухмылке. Мелиссе нравилось внимание...
- Не знаю, согласится ли он помочь, но вреда от вопроса не будет, не правда ли?.. Кстати, вы, кажется, хотели попробовать здешнего вина? - Сказал священник.
-Да, но думаю спросить лучше вам. Если я подойду, это может вызвать ко мне излишнее внимание. Вы же видите... - Она развела руками, дескать она совсем не причем и не понимает, что на нее все так пялились.
Тут как раз подошел трактирщик. Классический такой... Толстый, пузатый, с чисто бритым лицом, обнажает в ухмылке желтые зубы курильщика табака.
-Месье, - проговорила Антика подарив, смутившемуся трактирщику милую улыбку.- Большое спасибо за вино. Дорогой, ты откроешь?-тщательно разыгрывая любовницу священника проговорила Мелисса

21

Имбер светло улыбнулся в ответ на очередной недобрый взгляд какого-то бородача, который с надеждой всматривался в Антику. Девушке всеобщее внимание явно доставляло удовольствие.
Как ребенок! Это было бы мило, если бы не было так некстати. Впрочем, ладно. До меня этому жулью дела нет, да и я не Святой Грааль везу, чтобы по углам таиться.
Тем временем осчастливленный улыбкой Антики трактирщик удалился.
- Да, безусловно обратиться к нему лучше мне. - шепнул Имбер, еще раз внимательно глянув на предполагаемого наемника.
Лишь бы он на инквизицию наушником не работал. Это было бы неприятно.
-Дорогой, ты откроешь? - произнесла тем временем Антика. Единственное, что помешало священнику удивленно на нее уставиться - большой опыт подпольного еретика. Порой компаньоны и не такое выдавали в попытке обдурить лишних свидетелей. Душа внутренний смех пополам со смущением, Имбер произнес - Конечно, красавица. - и потянулся к бутылке. Сноровисто ее вскрыл и разлил вино по кружкам.
- Прошу.
Сам он едва попробовал напиток. Качества он был, конечно, сомнительного, но не в этом дело. Последнее, что было ему сегодня нужно - это захмелеть.

22

« - Надеюсь, его не очень смутила моя шутка. Просто логично было бы предположить, что эти негодяи не будут ко мне приставать, если подумают, что я – любовница священника...» -подумала девушка снова улыбнувшись Имберу чарующей улыбкой.
Вряд ли кого-то бы удивило, что у священника была любовница... В монахи зачастую шли уставшие от долгой и тяжелой жизни бывшие войны, простая пехота. Для них храм служил не оплотом веры и не местом, куда они шли отдохнуть от мирской жизни, а нечто вроде богадельни.
Они ели, пили, пировали за счет подаяние, которое прихожане выдавали на нужды церкви. Любовниц они открыто, понятное дело, не содержали, но это не мешало им встречаться с молоденькими чаровницами... Часто они соблазняли служанок богатых прихожанок, покуда сами молодые аристократки придавались молитве в тиши Храма Господня.
-Конечно, красавица. – Ответил священник. Надо отдать ему должное он весьма умело подыгрывал юной цыганке... Но цыганке лишь наполовину. Имбер, конечно это понимал и вряд ли полагал, что девушка на самом деле с ним заигрывает - Прошу.
Девушка взяла свой бокал и поднесла вино (если это можно было так назвать) к губам. Да... Сравнивать это пойло с тем изысканным вином, что она обычно пила в замке у бабушки, и уж тем более в Париже, у тетки дома было невозможно. Но даже в этом можно было найти какое-то определенное очарование. Или эта сама Мелисса была безнадежной оптимисткой? Если честно, Мелисса готовила себя к худшему, а этот напиток, это вино смогло даже слегка поубавить жажду.
-Спасибо тебе, любовь моя, - промурлыкала девушка делая маленький глоток, наивно полагая, что это пойло не способно заставить ее опьянеть - Ты всегда такой предупредительный...
А потом тише и уже так, чтобы ее слышал, только молодой священник сказала, слегка кивнув головой в сторону того хмурого типа, которого она заприметили с самого начала:
-Подойдите к нему... Моему другу, возможно, все еще требуется помощь...

23

Даниэль совсем уже было собирался уходить, как его внимание привлекли пара достаточно странных посетителя, зашедших в таверну. Это была весьма необычного вида девушка и молодой человек, судя по всему священник. Девушка была красива, но не яркой уличной, а скорее тонкой красотой аристократки, а то, как она была одета, вполне подтверждало предположение Даниэля. Длинные золотистые волосы блестящим каскадом спадали на спину, ничем не прикрытые, очень светлая кожа словно светилась в полумраке таверны. Молодой человек ухмыльнулся, наблюдая за реакцией нескольких оставшихся пьянчуг. "-Мдаа, не стоило такой девице появляться в подобном месте.Еще неуместнее выглядит здесь священник." -  Даниэль весьма удивился, осознав что этот церковник ему совершенно не знаком, несмотря на то, что он хорошо знал весь местный клир. такого он бы непременно запомнил.
-Кажется, он не из Парижа - шепотом сообщил Даниэль крысу. Наблюдение за странной парочкой несолько отвлекало от печальных мыслей, чему он был несказанно рад. Тем временем священник заказал бутылку вина, а девушка развлекалась тем, что рассматривала окружающих, явно нарываясь на излишнее внимание. "Мда, а у святоши губа не дура, наверняка одна из прихожанок.Интерестно, что будет, если посадить на ее раскошную шевелюру Бенедикта?" Даниэль улыбнулся своим мыслям, и снова незаметно оглядел вошедших, кажется, они обсуждали его.

24

Ожидая ответа Имбера,  девушка с интересом оглядывала помещение.
Все это было так ново и необычно, а Мелисса очень любила все новое и необычное. Этот грязный деревянный пол, пузатый трактирщик с подобострастной улыбкой, выпивохи не скрывающие свои похотливые взгляды и дрянное вино, от которого девушка ощутила себя странно захмелевшей.
« - Что хозяин в него добавляет? Я ни разу еще от нескольких глотков, так не пьянела... « - Подумала молодая девушка.
В Пуату девушка пила вина  гораздо лучше, но там не никто не разводил их, а здесь в вино добавляли усиливающих действие хмеля ингредиентов. Оно и понятно в такие места аристократы не захаживали, а обычным крестьянам не нужно было подолгу смаковать вкус вина или эля, а просто по быстрому набраться до нужной кондиции.
Молодой человек со зверьком на плече, заметив внимание к своей персоне, зашевелился и даже вид его стал как будто менее угрюмым. Мелисса мысленно возблагодарила небеса за это, так как мысли о судьбе несчастного Луиса ни на минуту не покидали ее юную головку. С человеком равнодушным все проще договориться, нежели с человеком угрюмым, особенно если прибавить к своей просьбе нежную улыбку, привлекательное лицо и пару золотых монет. А если этот человек со зверьком, как и предполагала Мелисса и ее спутник и в самом деле является наемником, то именно монеты заинтересует его больше всего...
Девушка на минуту прикрыла свои зеленые глаза, надеясь, что это хотя бы на минуту прояснит ее голову. Большая ошибка!
Когда девушка открыла глаза, комната поплыла у нее перед глазами, и она самым комичным образом упала, хотя нет, даже грохнулась... А так как их столик был не далеко от того самого молодого человека с " уже менее угрюмым видом", то приземлилась она (удачно, особенно больно не было, хотя пятна на плаще потом долго придется объяснять) прямо у ног незнакомца.
-Прощу прощение, месье...- виновато проговорила слегка пьяная девушка, смотря на него своими огромными зелеными глазами на него снизу вверх, так как находилась прямо у его ног.

25

Это было чрезвычайно забавно, наблюдать на этой девушкой, которая, кажется, впервые приобщилась к этому пойлу, именуемому здесь вином. Конечно, человек непривычный хмелел от него гораздо быстрее, нежели от вина более качественного. Между тем, глаза юной особы, чудного зеленого цвета уже возбужденно сверкали, и Даниэль не особо удивился, когда она с решительным видом встала, покачнулась, а потом весьма неизящно приземлилась на пол прямо у его ног. В зале все, казалось замерло, а потом со стороны той компании пьянчуг раздался взрыв смеха. Даниэль встал и посмотрел на них грозным взглядом, демонстративно достав откуда то из под полы плаща свой кнут и положил его на стол.
- Ну что вы, миледи, с кем не бывает - Даниэль наклонился ближе к ее прелестному личику и предложил руку, пытаясь скрыть веселые искорки в глазах - а вам, я вижу это и вовсе внове.
Краем глаза заметив, что компания в углу заткнулась, молодой человек внимательней посмотрел на девушку. Возможно она и была аристократкой, но точно не чистокровной. У придворных фиф не может быть такого живого, немного сумасшедшего взгляда цвета весенней листвы.

26

Когда Антика Мелисса только встала на ноги и глянула на незнакомца в углу, то увидела, что последний посмотрел на нее кА-то встревожено. Правда, если он и собирался что-то сказать или предостеречь ее, то было уже поздно, так как, о чем уже говорилась выше, несчастная аристократка рухнула на грязный дощатый пол таверны прямо у ног Даниэля…
Компания пьянчуг в углу со счастливым видом загоготала, радуясь, что появившаяся невесть откуда золотовласая и нимфа продолжает вносить приятное оживление в их заскучавшую уже снова компанию. Они с восторгом на пропитых и постных мордах явно ожидали, что девушка забыв как ходить поползет куда-нибудь и если честно Мелисса была близка к подобному решению…Правда радовались они недолго, так как молодой человек, тот самый у ног которого она столь неудачно приземлилась встал и с решительным, очень мужественным видом положил кнут на стол и компания пьянчуг быстро сочла за нужное униженно заткнуться.
Что до Имбера, то он просто окаменел, и его лицо выражало только одну мысль, между прочим, вполне здравую «почему вы не спросили меня, можно ли это пить больше, чем один глоток?»
- Ну что вы, миледи, с кем не бывает – Проговорил незнакомец, мужественно пытаясь сдержать смех, - а вам, я вижу это и вовсе внове.
Мелисса с благодарностью приняла предложенную руку и сумела после этого даже усесться на стул и очаровательно улыбнуться.
-Благодарю вас, сударь…- Ответила девушка, думая о том, что в такую глупую ситуацию она еще не попадала никогда в жизни. Что ж… Все когда то бывает в первый раз. - Мое имя Мелисса де Лавальер.
« - Черт, что я наделала, наверняка завтра весь парижский двор будет знать, что богатая наследница и невеста на выданье занимается на досуге тем, что разгуливает по злачным местам в обнимку с неизвестным священником… - »
От таких «замечательных» мыслей девушка сначала побледнела, а потом ее щеки покрылись румянцем.
« - Хотя, черт побери, какая удача! Теперь тетя ни за что не сможет выдать меня замуж и я смогу не переживать по поду толстого, старого и лысого жениха… Хотя, правда и по поводу вообще никакого… - »

27

"-Жаль, этим дурням в углу оказалось достаточно одного вида моего хлесткого друга чтобы замолкнуть, а то было бы здорово немного размяться." На самом деле Даниэль не был каким - то садистом, или любителем вида крови, просто уж больно противные у них был физиономии. А убивал и вовсе только потому, что хорошо это умел, не мучился особенно угрызениями совести и за это неплохо платили. Иногда его посещали мысли о том, что это вроде как не правильно, но эти размышления приходили и уходили, ничего не меняя. К тому же заказы он брал далеко не все, если Даниэль считал, что человек не заслуживает смерти, то он отказывался, а многолетние скитания научили неплохо разбираться в людях. Так что его действия почти никогда не шли вразрез с довольно развитым чувством справедливости."- Даа, а эта девушка даже не знает, что принимает руку убийцы." От таких мыслей приподнятое настроение вызванное недавним инцендентом, быстро пропало, впрочем думать об этом не хотелось.
-Благодарю вас сударь. - девушка довольно быстро овладела собой и улыбнулась - Мое имя Мелисса де Лавальер.
Ну да, аристократка. Чувство любопытства было не чуждо Даниэлю, поэтому он решил познакомиться со странной парочкой поближе.
-Рад знакомству, миледи, - молодой человек учтиво поклонился - а мое имя Даниэль.
"-О, сегодняшний день можно считать рекордом за последний месяц как минимум. Представляюсь уже второй раз за день."
- Надеюсь, вы не против. - Не дождавшись разрешения, Даниэль устроился на скамье рядом с новой знакомой и бросил вопросительный взгляд на священника, который, судя по всему находился в некотором замешательстве.

28

-Спасибо тебе, любовь моя. Ты всегда такой предупредительный... - произнесла Антика в ответ. Имбер только покивал, слов он отчего-то быстро не подобрал подходящих. Уж очень ситуация... дурацкая и непривычная.
Да-да, друг мой, вот и тебя выбили из седла. Быстро же ты спекся.
Своим предложением подойти к незнакомцу Антика избавила его от попыток справиться с упрямой усмешкой, в которую норовили сложиться ее губы.
Но вот ответить он не успел, события развивались стремительно и без его участия. Девушка зачем-то попыталась встать со скамьи, но вино оказало на нее неожиданно сильное действие, и она очутилась на полу.
Имбер чертыхнулся про себя - не оценил крепости здешнего пойла. И вот результат. Впрочем, в итоге интересующий объект обратил на них внимание. Священник постарался собрать разбежавшиеся мысли и обратился ко вновь устроившейся за столом Антике.
- Вы в порядке, мадемуазель?
Судя по всему, девушке было очень неуютно, но она довольно быстро взяла себя в руки, хоть краска смущения все еще и заливала ее лицо. Но назвать свое имя незнакомцу она успела, и Имбер не был уверен, что это хорошо. Сам мужчина, кстати, представился лишь именем.
- Мое имя Имбер. И я рад знакомству, как раз собирался к вам обратиться.
Родового имени называть не хотелось. В конце концов, в Париже он по делу, и не по самому легальному. Да и потом, не сказать, чтобы многие здесь его знали, но мало ли. У сорбонских студентов языки никогда не были слишком коротки, скорее наоборот. Хорошо хоть мало кто из его знакомых сам был без грешка, а то ведь и сцапали бы Имбера давно. И ладно бы за дело.
Кстати говоря, предполагаемый наемник тоже явно был не прост.
У него уж слишком внимательные и умные глаза, у простых головорезов таких не бывает.
Имбер улыбнулся новому знакомцу, решив быть с ним осторожнее. Мало ли, что, мало ли, кто. Да и "профессиональной" паранойи, присущей почти всем еретикам никто не отменял.

29

Антика не ожидала, что за одну ночь в Париже могло случиться столько всего. Нападение разбойников, бегство от бандитов по ночному городу, встреча ночью со священником, разыгрывание с ним любовной парочки, таверна, вино от которого пол начинает раскачиваться, словно при путешествии на корабле и знакомство с одним из посетителей ночной таверны…
Девушка улыбнулась мужчине представившемуся Даниэлем, показывая, что лично она, вполне рада, что он подсел к ним. Это означало, что они вполне смогут договориться, чтобы как-то помочь судьбе несчастного Луиса, который находился где-то среди грязных улочек Парижа. Мелисса проклинала себя за то, что не догадалась перед ночной прогулкой, хоть сколько-нибудь ознакомится с городом. Может тогда они быстрее нашли бы молодого человека. Девушка старалась не думать, что найти они могут лишь бездыханный труп…
-Вы в порядке, мадемуазель? -  спросил молодой священник, он же Имбер, беспокоясь о том, не ударилась ли девушка.
-Все хорошо, дорогой…- Проговорила Антика, но тут, же слегка поморщилась.- Хотя полагаю, что синяк на коленке мне обеспечен. Ты не говорил что здешнее вино, так быстро дает по голове…
Девушка озорно рассмеялась, и глаза ее заблестели, видно было, что Мелисса слегка опьянела.
Девушка посмотрела на Имбера и поняла, что он держится по отношению к незнакомцу настороженно, но сама не могла думать, ни о чем, так как вино действительно ударило ей по голове.
« - Может Имбер попросту ревнует? » -  подумала цыганка и снова рассмеялась, уже без видимой причины.

30

Даниэль протянул руку к столу, где сидел раньше, и забрал свой кнут, а заодно и Бенедикта, проворно взбежавшего по руке на плечо. Крыс довольно пискнул и устроился рядом с ухом, приятно грея шею. Атомосфера за столом была более чем забавная. Священник обеспокоенно поинтересовался все ли впорядке, назвав свою спутницу мадемуазель, на что получил достаточно фамильярное "дорогой". Не похоже, чтобы они были любовниками. Хотя черт их знает, уж больно оба странные, среди церковной братии полно лицемеров, прикрывающхся благими целями и именем Господа. Впрочем, девушка Даниэлю нравилась, она была очень хороша сейчас, с озорным смехом и блестящщими глазами, хоть и несколько неуместна. Священник посверлил его взглядом своих голубых глазищ и соизволил представиться.
- Мое имя Имбер. И я рад знакомству, как раз собирался к вам обратиться.
"Ооо, даже так? Интерестно, зачем я им понадобился. Все страньше и страньше. Может, очередной заказ? Хотя что за чушь, не в подобном же месте, в компании девушки."
-Даа? Я весь внимание. Кстати, я ведь не ошибаюсь, вы не из Парижа? - Даниэль поудобнее устроился, и жестом попросил у хозяина еще вина, повертев в руках пустой бокал. Мелисса снова заливисто рассмеялась, ей явно было достаточно на сегдня крепких напитков.