Тайны инквизиторских подвалов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тайны инквизиторских подвалов » Латинский квартал » Элитный район. Дом Анны де Лавальер.


Элитный район. Дом Анны де Лавальер.

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

В самом элитном районе парижских аристократов стоит уютный особнячок обнесённый толстыми каменными стенами словно замок, это дом парижанки знатного рода Анны де Лавальер, французской аристократки. Сейчас этот дом со всей его дорогой утварью и картинами на стенах был заложен и перезаложен, так как несчастная мадам Анна не могла получить львиную долю золота, пока дочь Филиппа, этот порочный ублюдок ошибки Филиппа и цыганской шлюхи не выйдет замуж.
Девушка выросла красавицей и Анна не сомневалась, что эта внешность, вкупе с хорошим приданным сделает хорошую партию. А тогда деньги, которые завещаны Филиппом, Анне, но получить она их может только при сговорённой судьбе Мелиссы.
По стенам в этом готическом, двухэтажном особняке висели картины, а сам дом охранялся от грабителей, которых не могла не интересовать богатая обстановка этого дома, красивая облицованная крыша и роскошный, летом, сад, а также высокие стены...

2

Это было весьма многообещающе, когда девушка сама назначает свидание в полночь, да еще и обещает вылезти для этого из окна, потому что пробраться через дверь незамеченной нет никакой возможности. Слишком заманчиво, чтобы Луис мог упустить такой шанс: к тому же, с ними уже не будет этой недружелюбной девушки, которая пристально следит за каждым движением своей госпожи: ночью Мелисса будет вольна делать все, что ей заблагорассудится.  А молодой человек был уверен, что такие качества, как благоразумие или рассудительность не были присущи ее натуре.
- Я Вас понял, - улыбнулся Луис с довольным видом. Уже можно было начинать строить планы, какие двери ночных заведений Парижа можно будет открыть перед его новой прелестной знакомой. Их было слишком много, и за всеми твердо закрепилась не самая хорошая и чистая репутация.
Но сейчас улыбка сошла с лица Мелиссы, и исчезли искорки из глаз: наверное, они скоро должны были уже дойти до особняка. Мысли о женитьбе никогда не могли поднять настроения, если только отцу, когда он выдает дочь замуж на владельца обширных земель с потаенной целью потом его убрать.
- Ну что Вы. Проблемы обычно решаются по мере их поступления. Разве у Вас на горизонте маячить хоть один заносчивый сноб, претендующий на вашу руку?
Луис остановился напротив ворот дома де Лавальер.
- Боюсь, что мы пришли, - произнес он.

3

---Парижские улочки.
Мелисса, Луис и Эльвира, сравнительно, недолго блуждая по Парижу, вскоре дошли до ее дома обнесенного высокими стенами, которые надежно укрывают женщин от нескромных взглядов и всевидящего око Инквизиции, которое давит на психику. Девушка, поспешно, пожалуй, даже слишком поспешно, так как не хотела, чтобы кто-то заметил такой жест убрала руку из его руки и тут же огляделась по сторонам.
Но заметила только неодобрительный взгляд Эльвиры, которая, судя по всему, уже мечтала произнести перед госпожой гневную отповедь, котору. Мелисса, конечно, как и много раз до этого, пропустит мимо ушей. Нехорошая цыганская кровь бегущая по жилам девушки, слишком уж часто брала верх над рассудительностью и сдержанностью голубой крови аристократов.
-Увы, я думаю, что таковой не замедлит появиться, стоит мне хоть раз выйти в свет...- невесело проговорила юная Антика.
Она постучала в маленькую дверь, которая была из дерева, рядом с ним открылось маленькое окошечко и на троицу подслеповато взглянул пожилой мужчина. Через несколько послышался звук открывающегося тяжелого засова и Мелисса, а затем Эльвира сделав изящный реверанс исчезли за тяжелой дверью, однако Антика немного задержалась и сказала.
Здесь... Ровно в полночь... Сегодня... Я вылезу...-быстро проговорила Мелисса де Лавальер своему знакомому перед тем, как исчезнуть в воротах и те захлопнулись перед самым его носом.

4

Луис чуть было не упустил тот момент, когда рука Мелиссы выскользнула из его ладони, и она стремительно скрылась за решетчатой оградой, проронив напоследок пару обрывочных фраз, которые значили намного больше, чем все, сказанное до этого. Ему назначили странное свидание.
Когда ворота закрылись, молодой человек остался стоять перед ними, чуть заметно улыбаясь с отсутствующим видом. Он имел особенность романтизировать все, что с ним случалось, относясь ко всему без должной серьезности и с изрядной легкомысленностью. Но в ситуации и впрямь была гротескной: знатным девушкам не пристало вылезать из окна для прогулки по ночному городу с первым встречным. Себя Луис к первым встречным не относил, да и вообще особенно не раздумывал, почему Мелисса так быстро согласилась на ночное свидание - важен был сам факт, а человеческими мотивациями и  устройством бытия пусть занимаются священники и иже с ними.
- Да-да, я буду Вас ждать, юная леди, - проговорил Луис, подняв голову кверху, пытаясь заглянуть за ограду, но она была слишком высока.
Развернувшись, Луис, перешагивая лужи, пошел неспешным шагом в обратную сторону по уже знакомым улочкам. На губах застыла легкая блуждающая улыбка. Это было довольно странно видеть молодого человека с таким непринужденным и беззаботным видом разгуливающего по центру столицы. Возможно, у некоторых бы он вызвал подозрение.

5

Девушки пересекли небольшой двор, щедро усыпанный золотыми, багровыми и серыми листьями клёнов, дубов и ясеней и вскоре уже открывали дверь особняка. Антика была необычайно весела, что никак не вязалось с угрюмым настроением Эльвиры.
-Где ты была столько времени?! - злобно проговорил откуда-то неприятный, женский голос. Тут же показалась и его обладательница: женщина средних лет, с лошадиным лицом, некрасивыми зубами, тонкими губами, которые говорили о злобном нраве их обладательницы, и бесцветными серыми глазами. Анна де Лавальер.
Сегодня Мелиссе совершенно не хотелось слушать часовую нотацию тётушки, которая когда-то погубила и её мать и отца, да и вообще напоминала злую мачеху из сказки о Золушке, которую в детстве рассказывала ей бабушка, мать отца. Себя девушка считала, конечно, этой самой Золушкой.
-Ах, не спрашивайте, тётя... Право, мы просто гуляли. – В том, что Эльвира будет молчать, Мелисса не сомневалась, все-таки они подруги. Да и потом служанке может попросту влететь за то, что та не предотвратила сей беседы. Что не углядела.
Девушка буквально взлетела вверх по лестнице, опираясь об, окрашенные золотой краской, перила и вскоре оказалась внутри своей комната, выполненной в стиле последней моды 13 века.
Небольшая односпальная кровать, застеленная дорогим шелковым бельём, частью из её приданного. Рядом небольшой столик на котором был золотой подсвечник, чтобы девушка не была вынуждена сидеть вечером в темноте, подсвечник стоял на подставке из чёрного неизвестного ей метала. В углах комнаты висели засушенные букета цветов, которые наполняли комнату благоуханным ароматом. На столике лежали разнообразные черепаховые гребни, духи, баночки с красками и притираниями.
Под кроватью был ночной горшок из керамики, в углу большая деревянная лохань для того, чтобы юная леди смогла обмыться перед сном. Мелисса, выросшая в деревне, была очень чистоплотна, ведь там, она могла хоть каждый день, во всяком случае, летом, париться в горячей бане.

6

Весь день Антика Мелисса была как на иголках. Днем, что было для нее весьма странно, погрузилась в сон и проспала чуть ли не весь остаток дня, после знакомства с Луисом. Во сне путешествовала по замкам и танцевала на прекрасных балах, в садах, что были залиты лунным светом, и усыпаны лепестками белых, красных и желтых роз...
Когда до встречи оставалось около четырех часов, девушка вымылась в теплой ароматной воде и сделав чинное выражение на хорошеньком личике, пообещала тете лечь спать немедленно, не забыв помолиться перед сном. Поела она крайне мало, чтобы неприятная тяжесть в желудке дала ей нормально погулять.
Придя в комнату, девушка расчесала свои длинные волосы, долго сушила их белым полотенцем и чтобы создать видимость того, что уснула нанеся легкий макияж, задула свечу. Легла в постель и прислушалась...
Когда за дверью все стихло, взяла деньги, кинжал, тонкий батистовый платочек, мешочек с кровоостанавливающей и противоожоговой, а также дезинфицирующей мазями собственного приготовления (мало ли что), и оделась в неброскую одежду.
Обычное зеленое платье, только чуть украшенное и теплый плащ серого цвета.
Потом вылезла через окно второго этажа, чудом не сорвавшись пару раз, однако в деревне она часто лазала по деревьям, так что это не было так уж сложно. Крадучись она подошла к воротам и увидела сторожа.
-Помнишь наш договор? Тете ни слова...- девушка протянула стражнику золотую монету и тот открыл ей ворота, девушка тенью выскользнула из ворт, взглядом ищя Луиса.

7

Луис долгое время бесцельно бродил по улицам, обходя стороной открытые площади. Сгущались сумерки, в воздухе витала легкая дымка - на город опустился туман. Стало очень сыро и промозгло: солнце давно зашло, и было довольно темно: лишь в немногих окнах горел слабый огонек: добропорядочные парижские жители предпочитали не выходить на улицу поздним вечером, они слишком боялись за свою жизнь. В черном плаще Луис почти сливался с домами: его выдавали только светлые волосы, торчащие из-под капюшона.
Завернув за угол, он пошел вниз по знакомым улочкам, именно здесь он был еще утром, когда провожал прелестную знакомую до дома. Луис точно не представлял, который час, но немного боялся опоздать, потому что, пока целый день шлялся по городу, выпав из реальности, он немного потерял счет времени.
Прищурившись, он поднял голову, чуть отойдя от забора, чтобы можно было разглядеть все окна, выходящие на главный двор перед домом. Откинув с головы капюшон, чтобы мокрые капли не стекали ему на лицо, он потер переносицу рассеянным жестом. Он хотел позвать девушку, но во время сообразил, что это было бы, по меньшей мере, глупо. Насвистывая незамысловатый мотивчик, он снова поднял взгляд на окна, но тут ворота скрипнули, и до него донесся тихий шепот, и через мгновение появилась Мелисса. Оглядываясь по сторонам, она вышла и чуть было не скрылась в темноте.
Луис, улыбаясь, не слышно подошел к ней
-Замечательная ночь, - сказал он,- как вы смогли выбраться из такой неприступной крепости?

8

Девушка бесшумной тенью выскользнула из ворот... и Так и не увидела своего знакомого. Она чуть было не ушла сама искать ПРИКЛЮЧЕНИЙ сама, так как, уже говорилось, что осторожностью, она, воспитанная в глухой деревне, среди озер, рек и верой в эльфов не отличалась.
Но она едва не подпрыгнула, так как из темноты раздался голос, заставивший Антику слегка вздрогнуть.
-Замечательная ночь, - сказал он,- как вы смогли выбраться из такой неприступной крепости?
Девушка вгляделась в ночную мглу и разглядела Луиса, который за счет своего черного плаща, почти что сливался с ночным Парижем.
-Ах, здравствуйте...- с облегчением улыбнулась Мелисса- Вы меня напугали. Выбраться было не сложно, я живу на втором этаже и так, как выросла я в деревне, то хорошо умела лазать по деревьям. К тому же я и там сбегала по ночам из дому... Так куда пойдем?
Девушка была рада, что молодой человек сдержал обещание и все таки пришел на встречу. Она не знала куда можно пойти ночью в Париже, к тому же быть в этом гнезде разврата без мужчины достаточно опасно, а посему...
- У нас наверное сейчас собирают виноград и крестьяне, скорее всего, устраивают грандиозные ночные праздники... Танцы, смех и все такое... Как жаль, что я не смогу там быть сейчас... В Париже под бдительным оком инквизиции такого не будет... Хотя, здесь все таки не может быть слишком скучно, раз здесь есть, такие как Луис...-

9

Это было забавно. Аристократки, лазающие по деревьям - это не каждый день можно увидеть. И все складывалось пока на удивление удачно. Теперь главное, чтобы зловещее бдительное око той загадочной тети не докучало им своим незримым присутствием, ведь сама тетя давно должна была спать и ничего не подозревать о похождениях своей безрассудной племянницы.
Между тем, Луис предложил Мелиссе руку, чтобы та случайно не поскользнулась и не упала на одной из отвратительных дорог города. После дождя было довольно сыро и скользко, к тому же темно, и совершенно невозможно было разглядеть, куда наступаешь, чтобы не провалиться в какую-нибудь неглубокую канаву рядом с обочиной.
- О, есть множество подозрительных мест, - произнес молодой человек, чуть поразмыслив. Он пока точно не знал, в какое из они направятся сейчас.
Те редкие огоньки в окнах, которым еще хватало наглости светить, догорали и гасли. Свет виднелся только сквозь щели в дверях неясных злачных заведений, которые работали только по ночам. Утром хозяева выгоняли незадачливых гостей и закрывались, чтобы не навлечь подозрений и совершенно не нужные разговоры. Драки были очень частым явлением в подобных местах, но Луис никогда не стремился принять в них участие: он все еще надеялся унаследовать высокий титул, а если однажды утром его бы вынесли ногами вперед с чем-то острым в шее, это было бы проблематично.
Пройдя еще несколько кварталов, он указал рукой на окна небольшой таверны.
- Например туда. Там достаточно темно, полно странных личностей и тамошнее видно можно пить.

10

Девушка изящно приняла руку Луиса, и было понятно, что сия забота, девушке была очень приятна. За ней никто не ухаживал да, и заботились, как и занимались крайне мало. Мать свою она знала только до пяти лет, отца может на месяц-два больше, тётя справедливо считала её позором семьи, а любимая бабушка была слишком стара, чтобы усилено заниматься красавицей внучкой и только часто говорила с ней, чтобы та не думала честь терять до свадьба... А зря,  в деревне конюхи и дворня не привлекали её внимание, да и девушка была слишком молода, чтобы интересоваться подобными вещами. Её гораздо больше интересовали озорство и прочие шалости...
- Например, туда. Там достаточно темно, полно странных личностей и тамошнее видно можно пить. -сообщил девушке Луис.
- О ля-ля! – весело, словно серебристый колольчик рассмеялась молоденькая девушка, посмотрев в направление той таверны- Думаю она скоро закроется, а потому есть предложение побыстрее выпить и пойти гулять по ночному Парижу! Я думаю здесь можно встретить бродячих цыган и это было бы замечательно...
Антика Мелисса месте с Луисом двинулись по улицам, с трудом не падая в темноте ночи в ямы и не увязая в грязи. В деревне с этим было проще, так как девушка до этого обычно точно исследовала за день все места и лазы, но здесь тётя Анна говорила, что приличной девушке нельзя ходить по улицам, а нужно сидеть дома и вышивать... Короче страшная смертная скука, точно такая же как и её «тётя Мегера».
---улицы.

11

---Улицы.

Утро уже входило в свои права и по тоненькой полоске света появившееся на востоке, девушка осознала, что поспать ей удастся не много. Так как ровно в девять тридцать в ее опочивальню без стука и спроса ворвется тетя Анна и тут же начнет говорить, что Мелисса только и делает, что спит и вообще юной дикарке пора завтракать, а потом разучивать ноты.
Будущий жених захочет видеть перед собой «образованную» супругу, а потому Мелисса умела не только читать и писать уже редкие умения, но также еще танцевать, петь, играть... О траволечение стоит умолчать, кто хочет себе жену, которую в любой момент, могут, как ворожею сжечь на костре? А вот кузен-инквизитор, хорошее приданной, родовой замок в Пуату и внешние данные девушки – вещи, на которые женихи уж точно обратят внимание...
Вскоре молодой священник и его спутница, на золото волос которой с восхищением обращали внимание редкие уличные прохожие, достигли дома Анны де Лавальер.
Правда, дома как такового Имбер увидеть не мог, только крышу этого самого дома, все остальное было скрыто за высоким, каменным забором, что показывало, что хозяева сего замка не бедствуют.
-Вот тут я и живу...- кивнула девушка, имея в виду этот элитный особнячок.
Потом посмотрела на Имбера и почувствовала легкую грусть при мысли, что больше никогда не сможет его увидеть и не переживет в его обществе еще какую-нибудь чудесную авантюру. Любовь к разного рода приключением несомненно передалась ей вместе с зелеными глазами от матери-цыганки. Та в свое время не испугалась восстать против воли табора и стать любовницей (хотя она называла себя гордо женой) знатного французского аристократа. За что, к слову и сгорела заживо на костре.
-Мы еще когда-нибудь сможем увидеться?- с грустными нотками в голосе поинтересовалась Мелиса де Лавальер, превращаясь из слегка сумасшедшей цыганки во французскую аристократку.

12

--- Улицы

Молодые люди вскоре подошли к нужному дому.
-Вот тут я и живу...
Сообщила Имберу девушка и отчего-то погрустнела, погасла.
Такое впечатление, что птичка увидела свою клетку и не жаждет туда вновь вернуться.
Сомнений, что так и есть, не было. В конце концов, трудно ждать от кого-то хорошего отношения к незаконнорожденной девочке. Казалось, что даже золотые волосы Антики сияли не так ярко.
-Мы еще когда-нибудь сможем увидеться?
Девушку огорчать не хотелось, да и отрицательный ответ был бы, пожалуй, ложью.
- Думаю, да. Мир тесен. Я довольно часто бываю в Париже, так что очень вероятно, что мы встретимся.
Имбер ободряюще улыбнулся и кивнул на вход в дом.
- А теперь вам пора, иначе вас точно заметит кто-нибудь из слуг. Они-то поднимаются как раз в это время.
Самому ему было бы тоже жаль больше не встретить Антики, эта трогательная и наивная девушка ему действительно нравилась, с ее яркими глазами и огнем в крови.

13

- Думаю, да. Мир тесен. Я довольно часто бываю в Париже, так что очень вероятно, что мы встретимся. - Ответил на вопрос Мелиссы священник. К тому же потому как "хорошо" он знал Париж, девушка сомневалась в правдивости его слов, но кто знает... Судьба порой преподносит нам такие сюрпризы...
« - Интересно, он действительно так считает или просто не хочет меня огорчать? » -  мысленно спросила себя девушка. Но сейчас думать об этом не хотелось...
Пора в клетку, то есть в замок, в котором она все равно будет словно бы в клетке. Девушка очаровательно улыбнулась Имберу на прощание и постучала в ворота.
Сначала отворилось окошечко, их которого выглянул заспанный, с похмелья, сторож.
-О, мадмуазель Мелиса... Вы очень поздно, быстрее заходите, иначе не сдобровать ни мне, ни вам. Другой вряд ли будет отпускать вас гулять на всю ночь. Проговорил мужчина, открывая дверь, стараясь при этом создавать как меньше шума. Понятно, чтобы с ним сделали, если бы узнали, что он выпускает наследницу погулять по ночам за пару золотых монет.
-Да, я и вправду задержалась, но там были серьезные причины...-беспечно ответила юная девушка.
Девушка, стоя в воротах, снова очаровательно улыбнулась, в солнечном луче блеснули белые зубы, и она как бы снова ожила, даже не думая сейчас о том, что ей взбираться по выступам на камнях на свой второй этаж, в теплую комнату и изображать спящую красавицу из сказки.
-Еще увидимся, Имбер, я в этом уверена... - Решив окончательно смутить молодого человека, девушка полуобернулась и на прощание послала ему воздушный поцелуй, а после уже скрылась за воротами, которые тут же захлопнулись.

14

Имбер невольно усмехнулся разговору девушки и охранника. У хозяина или хозяйки дома явно были проблемы с подбором слуг. Впрочем, стоило сделать скидку на то, что все люди одинаковы, а Антика мила и привлекательна. Да и монеток, вероятно, слуге перепало.
-Еще увидимся, Имбер, я в этом уверена... - произнесла девушка на прощанье. Священник улыбнулся в ответ на воздушный поцелуй и кивнул, подтверждая ее слова. Ему тоже отчего-то казалось, что они еще встретятся.
Антика скрылась за воротами, а священник отправился в трактир.
Его не оставляло предчувствие чего-то...хм... а вот чего-то непонятного, а потому Имбер ускорил шаг. Чем быстрее он поймет, в чем дело, тем лучше.

--- Таверна

15

Улыбнувшись на прощание сторожу, и сумев таки не попасть на глаза слугам, уже проснувшимся и готовящимся к приказам хозяйки ( что истинная хозяйка всего этого Мелисса, естественно никто не знал) Анны де Лавальер, подать завтрак и воду для умывания, девушка подошла к стене замка, где было окно ее комнаты.
Девушка осторожно ощупывала стену на предмет неровностей и выступов. Девушка обругала последними словами строителей этого замка. Залезать здесь будет сложнее, чем у бабушки дома…
«Так… Здесь… Здесь… Еще вот тут… Черт побери, какая скотина так ладно все строила?» подумала Мелисса де Лавальер.
Девушка немного подтянулась на руках и вскоре встала на один из камней, потом еще один и еще один. Дальше она пожалела, что у нее нет крыльев…
С огромным трудом таки забравшись на следующий выступающий камень Мелтиса оказалась наконец на подоконнике и влезла в свою комнату. Дальше быстро разделась, покидала вещи в сундук, который закрывался на ключ и специально хранился именно для одежды предназначенной для ночных вылазок. Оставшись в одной полупрозрачной батистовой ночной рубашке девушка юркнула в кровать и закрыла глаза.
Перед мысленным образом девушки мелькали парижские улочки, улыбка Луиса, насмешливая улыбка Даниэля и синие, на самом деле необыкновенные глаза священника Имбера. Ничего и никого из этой безумной ночи она не сможет забыть…
« - Пусть тетя Анна сегодня побольше поспит…» - подумала девушка медленно утопая в ласковых объятьях Морфея.

16

А Анна не спала... Хотя нет, не так... Госпожа Анна, герцогиня де Лавальер, хозяйка всего этого дома не спала.
Женщина сидела в своем, хорошо отделанном черным деревом, кабинете и близоруко сощурившись, писала письмо своему другу графу де Суассон.
Мужчина этот был не молод, но являлся хорошим другом и имел те же вкусы и предпочтение что и сама Анна. Лучшего мужа для этой цыганской девки Анна не могла бы подобрать. Женщина до сих пор отказывалась поверить, что это зеленоглазое создание принадлежало к тому же роду Лавальеров, что и сама Анна (она то вышла за кузена).
Так вот, собственно о предполагаемом женихе Мелиссы. Ему было около сорока пяти лет, он был не красив, немного толстоват и порочен до мозга костей. Ходили слухи, что он предавал своих жен пыткам... Вдовец уже дважды, сколотил приличное состояние. Тем самым этот друг Анны был идеальным мужем для Антики и мог превратить жизнь девушки в ад... А ведь именно об этом мечтала Анна де Лавальер, надеясь, что дочь сполна заплатит за грехи матери.
« Мой дорогой друг Люсьен, готова обрадовать Вас тем, что Мелисса де Лавальер, моя племянница,  выросла на редкость красивой девочкой с золотыми волосами и прекрасной фигурой. Она неплохо поет, танцует и знает приличия... Готова представить Вас ей и можно будет на званном обеде сразу, и объявить о предстоящей помолвке. Думаю, вы счастлива, что я исполняю данное вам обещание...
За сим остаюсь вашим другом и помощником,
герцогиня Анна де Лавальер »

С удовлетворением, запечатав письмо, женщина отправила еще несколько званных приглашений на вечер в знатные дома, чтобы соблюсти необходимые правила приличия. Все-таки Мелисса девушка молодая и будет неприлично выдавать ее замуж, и объявлять о ее помолвке, не собрав других знатных молодых людей и их семьи. Но девчонка не посмеет ее, Анну ослушаться и выйдет за того, за кого ей скажут!

17

Написав  всем приглашения Анны с удовлетворением на бледном, рано постаревшем лице истинной аристократки, позвала слугу.
В дверях появился молодой мальчишка лет пятнадцати на вид, со слегка взъерошенным темными волосами, чумазым личиком и озорным блеском в серых глазах. Мальчонка выглядел недоедающим и запущенным, видимо его мать, замученная работой женщина лет сорока, не находила в себе сил и возможностей приводить его в порядок.
-Звали, госпожа? - Поинтересовался у своей хозяйки мальчишка
-Да, Жан…  Вот письма - их необходимо в течение дня, еще до четырех часов доставить адресатам. Потрудись и распорядись передать это от моего имени,
- проговорила женщина, холодно улыбнувшись и смерив юнца надменным взглядом, как умела это делать истинная мадам.
-Слушаю, госпожа,- ответил мальчишка, низко склонившись перед Анной, и пошел, пятясь задом, к двери. Он знал что жизнь, а главное съестные припасы его семье целиком зависят от этой женщины, так как она была его госпожой и хозяйкой.
Анна кивком головы отпустила мальчика, и тот, со всех ног, ринулся выполнять распоряжение хозяйки. Если Анна поручала Жаку какое-то задание, то была уверена, что оно будет выполнено за максимально короткий срок и выполнено хорошо.
Женщина проводила мальчишку глазами, раздумывая над тем, что из него, если его помыть, накормить и научить манерам, мог бы получиться не плохой, а даже достаточно хороший и ладно вышколенный лакей. Вздохнув, Анна пообещала себе об этом подумать на досуге, и отправилась в комнату Антики, цыганского отродья, который отравлял ей жизнь и занимал время, не давая подумать о более приятных вещах…

Отредактировано Анна де Лавальер (2009-10-14 20:45:04)

18

Когда дверь в ее комнату распахнулась, Антика уже почти проснулась и поэтому когда Анна де Лавальер вошла в комнату уставилась на нее зелеными, порочащими имя Лавальеров, глазами цыганки.
Девушка сразу встала (привыкла за долгое время), и склонилась перед Анной в легком поклоне. Как перед хозяйкой дома, но при этом как при  равной по имени и сословию
-Госпожа Аннa. Благодарю вас, что соблаговолили дойти до меня. Мне нужно спуститься к завтраку в столовую, или я могу поесть здесь?- Осведомилась Мелиссы у мачехи. Иногда при общении с ней она чувствовала себя бедной сироткой из одной из сказок бабушки, которую точно так же как и ее изводила злая мачеха, правда у той были еще и злобные и некрасивые сестры. Так что Мелисса часто поздравляла себя с тем, что хоть дочерей у Анны не было, а то те унаследовали бы и вздорный нрав, и холодную надменность от матушки…
-Нет, Мелисса поешь здесь, а потом к тебе придут служанки и принесут новое платье и украшения. Будь добра прилично одеть к сегодняшнему званому обеду - Отчеканила мачеха, после чего удалилась из ее комнаты, высоко задрав нос.
Антика тихонечко фыркнула ей вслед. Как только мачеха ушла девушка принялась расчесывать гребнем из слоновой кости (слоны это были чудесные огромные животные, которые обитали в Индии) длинную копну своих шелковистых, чудесного золотого оттенка волос. Бабушка говорила, что этот необыкновенный цвет солнца девушка унаследовала от своего отца, настоящего красавца.
Через несколько минут после ухода «тети Анны» в ее комнату вошла Чарите с подносом на котором лежали: три спелых яблока, яичница с беконом и французская булочка, а также компот, что было обычным завтраком здесь. Девушка с аппетитом принялась за еду…

19

Девушка закончила со своим завтраком и тут же вошла Чарити, не скрывая своего изумления свежим видом госпожи, а главное столь хорошим аппетитом. Она точно знала, что Мелисса дома не ночевала...
Девушка подняла хмурый взгляд за золотистые волосы девушки и, не скрывая осуждения, заметила:
-И ведь не скажешь, что вы всю ночь гуляли. На удивление хорошо выглядите. - С сарказмом заметила молодая горничная.
- Только тёте Анне не проговорись, что меня по ночам в постели не бывает, а то я единственного удовольствия лишена буду.- Весело рассмеялась девушка, кинув в сторону своей любимой горничной веселый взгляд.
Горничная с явным осуждением покачала головой и унесла поднос с остатками завтрака из комнаты своей госпожи на кухню. Потом вернулась обратно, при этом с предельной осторожностью девушка держала какой-то сверток.
Чарити улыбнулась своей госпоже и осторожно развернула сверток, разложив на кровати шикарное, очень дорогое и удивительно прекрасное бальное платье.
-Ах! Какая красота...- Не сумела сдержать восторженно восклицания девушка.
Платье поразило даже изощренную фантазию юной цыганки.  Оно было воздушным, с длинными рукавами, что были оторочены белоснежным кружевом. Фасон платья был самым модным, видимо заказывали его в дорогом салоне, и девушка счастливо улыбнулась...
Цвет платья был хорошо продуман, платье было выполнено в сочных, желтых, красных, ярких тонах. Все было сделано в расчете на то, что оно привлечет внимание к белизне ее кожи, к белым зубам, к серебристо-золотым волосам и отвлечет внимание от дикого, лесного цвета ее глаз.
-Да, платье и впрямь божественно... Вы станете самой красивой девушкой нового сезона. Надеюсь, сумейте сделать удачную партию.- Проговорила Чарити, точно также как и ее хозяйка, залюбовавшись платьем.

20

Чарити помогла своей госпоже облачиться в прекрасное платье и Антика в который раз подумала, о том что Анна явно не пожалела денег. Платья сидела удачно, подчеркивало достоинства фигура, и молодая девушка смотрелась в нем как королева. А что? Королева Нового сезона в Париже... Звучит.
« - Старая стерва видимо хочет поскорее прибрать к рукам замок и все остальное, а меня сбыть с рук какому-нибудь старому и отвратительному мужлану...» -  поморщилась девушка. Для себя она уже решила, что выйдет замуж если не по любви, то хотя бы по привязанности и за человека, которого сможет уважать, и который не внушит юной новобрачной отвращение с первого часа знакомства...
А если взять тех друзей Анны, которых она мельком видела... Та принимала их у себя в кабинете и если они сталкивались с Мелиссой, то кидали на нее задумчиво похотливые взгляды. Так вот все эти странные субъекты внушали девушке дурноту перемешанное с ужасом.
Все друзья Анны де Лавальер, не смотря на то, что были знатного рода и богаты, странным образом напоминали девушке тех молодцов, с которыми так неудачно она встретилась на темной улочке Парижа, когда гуляла с Луисом.
Девушка слегка приподняла подол длинного платья и с восторгом закружилась по комнате, видимо изображая танец с кавалером.
Чарити стояла и смотрела на свою госпожу с восторгом и при этом с неодобрением.
-Госпожа Мелисса, если предполагаемый жених увидит ваш диких характер...-начала девушка.
-То пусть зароется и исчезнет из моей жизни, коли мой характер, будет ему не по нраву. - Отрезала юная цыганка и рассмеялась, продолжив кружить по комнате.

21

Женщина отпила вина, и взгляд ее небесно-синих глаз коснулся циферблата часов.
Минутная стрелка часов как раз в этот момент коснулась шестерки. Была половина первого.
Женщина подошла к зеркалу и с удовлетворением осмотрела себя. Высокая, худощавая, с длинными светло-русыми волосами и небесно-голубыми глазами и тонкими чертами лица, она была все еще хороша, хоть и совершенно одинока.
Вся ее жизнь протекала в интригах, приемах и светских беседах, а скандал, связанный с романом ее мужа и цыганки общество предпочло «забыть». Отсутствие мужчины Анну не особо расстраивало, она никогда не получала особого удовольствия от плотских утех, а после того как ее муж увлекся черноволосой и зеленоглазой цыганкой, матерью Антики вообще не подпускала его к себе. Однако измены так и не простила...
Анны вздохнула, отвлекаясь от нерадостных мыслей, и медленно прошествовала дальше, вверх по лестнице в комнату Мелиссы. Открыв дверь, как и обычно даже не думая стучать и едва не упала от изумления.
Ее «племянница» кружила по комнате в роскошном платье, в том самом в котором Мелисса должна была покорить сердце и то, что ниже друга Анны.
Мелисса застыла смущенная.
-Дорогая моя, я не стану говорить о том, что вести себя девушке твоего возраста и положения подобным образом уже более чем глупо и не достойно. Я думаю, ты и сама это понимаешь...- Тут Анны смерила Антику своим фирменным «ледяным» взглядом голубых глаз и продолжила. - Подходит время обеда, я думаю, ты и сама понимаешь, что я уже выбрала тебе мужчину, который сможет стать тебе достойным мужем, но все же ты сможешь увидеть и других мужчин...
Женщина холодно улыбнулась и вышла из комнаты, дабы пройти в зал. Ее длинные юбки из тафты зашуршали по мраморным плитам ее дома, который вскоре и по бумагам будет принадлежать только ей... Ей одной...

Отредактировано Антика Мелисса (2009-11-06 18:27:01)

22

Девушка не могла и подумать о том, что Анна войдет сейчас. Потому оказалась в очень неприятной ситуации.
Во первых, Мелисса едва не налетела на свою «тетю» (а на деле злобную мачеху, прямо таки срисованную из сказки о Золушке) когда дверь в ее комнату неожиданно отворилась, а во-вторых, предоставила ей еще один повод язвить и отпускать злобные шуточки на ее счет. Анна никогда не опускала случая пройтись по поводу того, что Антика не была урожденной де Лавальер и носила эту фамилию только благодаря незаконной связи ее отца.
Но, то, что сказала ее мачеха и тетя в одном флаконе, было еще хуже. Значительно хуже…
-Дорогая моя, я не стану говорить о том, что вести себя девушке твоего возраста уже более чем глупо и не достойно. Я думаю, ты и сама это понимаешь...- Знатная женщина смерила девушку холодным взглядом, которым обычно приструняют зарвавшихся крестьянок. - Подходит время обеда, я думаю, ты и сама понимаешь, что я уже выбрала тебе мужчину, который сможет стать тебе достойным мужем, но все, же ты сможешь увидеть и других мужчин...
Сказав эти ужасные слова, Анна вышла из комнаты девушки, оставив Антику вместе с горничной переваривать ее слова наедине.
Когда до Мелиссы дошел смысл ее слов, ужасная реальность обрушилась на нее подобно холодному дождю. Нет, Мелисса, безусловно, не рассчитывала на то, что выбор жениха, особенно из-за суммы ее приданного, будет позволено полностью сделать ей самой. Но девушка рассчитывала на что, что ей хотя бы дадут выбрать кандидатов. А теперь оказывалось, что мужа ей уже выбрали…
-Ты ЭТО слышала? - дрогнувшим голосом осведомилась Мелисса у своей любимой горничной.
- Да, мадмуазель Мелисса, но я право не знаю, что вам делать…  Не лучше ли смириться со своей судьбой, кто знает, может ваш будущий жених не так уж плох…
Представить, что выбор ненавидящей ее Анны может быть «не так уж
плох», особенно учитывая то, что все кого она видела в особняке не вызывали у Мелиссы ничего кроме чувства глубокого отвращения и презрения, было невозможно.
Антика перевела дух, и гнев горячей волной наполнил чистую душу этой златокудрой цыганки.
« - Я на этой балу устрою такое, что она проклянет тот день, когда вообще вспомнила, что надо меня выдать замуж в Париже. Что она вообще приказала мне приехать в этот треклятый город… -» мстительно подумала девушка.  Она устроит скандал и какой скандал...
С этими словами Антика Мелисса кивнула Чарите и девушки вдвоем направились в главный зал, где предстояло ожидать гостей.
Спустившись по лестнице, Мелисса села на стул, видя какая улыбка, играет на губах ее юной госпожи, Чарите не могла не думать о том, что предстоящий вечер грозит обернуться страшным скандалом. Но помешать тому молоденькая горничная никак не могла…

23

Он спустился вниз и громко объявил, что уходит по делам, после чего вышел из дома. Завернув за угол, Анри, огляделся и открыл в стене дома, которая смотрела в узкий проулок, неприметную дверь, за которой была лестница на второй этаж. Так было заведено, он не хотел что бы хоть кто-то знал о его плане. Эта лестница вела не в жилую комнату, а в потайную каморку, всего 5 на 5 шагов свободного пространства, вдоль одной стены стоял длиннющий шкаф,, напртив него зеркало со столиком, и небольшой стул. Сев на стул, он открыл несколько коробочек и начал наносить грим, ему надо было стать женщиной на первую часть вечера, через двадцать минут, на него из зеркала глядело лицо миловидной женщины лет тридцати, волосы он уложил на голове так, что бы они не выделялись из под парика, поднявшись, он расстегнул рубашку и бросил ее на пол, убрать можно и потом. За что он любил женское платье, так за то, что под ни можно укрыть не то что кучу оружия но и целого человека, а не только сверток с вещами. Вот обувь его убивала, но приходилось мириться. Раздевшись, он распахънул шкаф и провел пальцем по платьям как женским, так и мужским, там были костюмы простолюдинов и знатных особ, роба священника и сутана епископа, выбрав подходящее платье с широким корсетом и пышными юбками, следующая минута прошла в борьбе с этим самим платьем, когда оно умостилось на его силуэте, настала очередь следующего циркового номера, подложив вкладыши в лиф он съимитировал грудь и неестественно вывернув руки, взялся за завязки корсета, через пять минут пыхтения, перемежающегося руганью и сдержанными проклятиями он затянул корсет и задрав юбки, стал прилаживать в спеиальный карман сверток с мужскими вещами, пара ножей и флаконы он прицепил к бедрам, ибо в юбках были незаметные разрезы через которые можно было легко достать все необходимое. Взглянув в крохотное оконце он прикинул что экипаж должен быть подан в скором времени, поэтому оправив одежду он развернулся к паикам висящим на специальных подставках, выбрав черный он начал надевать его стараясь что бы ни одного родного волоса не выбилось наружу. Завершив свой туалет, он уже не был нисколько похож на мужчину, из зеркала на него глядела несколько широкоплечая девушка, с пышной грудью. Выскользнув из двери, он направился к условленному месту, там его уже ожидал экипаж, перебросившись с возницей парой слов, он как раз отрепетировал голос, сел в карету и та неспешно покатила в сторону особняка.
Всоре в окошке промелькнули знакомые стены, которые он видел не раз, надо сказать, что Анри уже бывал здесь, ночью, изучив дом, теперь он прибыл как гость, ой простите гостья и вести себя нужно было совсем по другому.
Из кареты вышла девушка с черными волосами и в пышном платье, низким грудным голосом она поинтерисовалась у стражника куда пройти ей, после чуть вскинув голову ответила на молчаливый вопрос.
-Моё имя Изабелла де Бурбон.

(Так для справки что бы лучше было ориентироваться
Так примерно выглядит Анри
http://i062.radikal.ru/0911/8a/43a023283863t.jpg
А это облик Изабеллы
http://s04.radikal.ru/i177/0911/30/81a41e331ac1t.jpg

24

Стрелки часов двигались мучительно медленно, но как только минутная стрелка коснулась цифры пять, как дверь открылась, и появился, наконец, тот, кого так ждала Анна. Люсьен, барон де Л’Эсторад.
Не красивый мужчина с лишним весом и неприятными чертами лица, а также с угодливой улыбкой и властными манерами. Такой человек не потерпит вольностей и пренебрежения. В большинстве своем такие мужчины презирают женщин как вид. Правда в отношении Анны Люсьен  предпочел изменить привычке, так как уважал эту особу за мстительный характер и изворотливый, острый ум.
-Люсьен де Л’Эсторад, к вашим услугам- Проговорил мужчина и, не смотря на лишний вес, умудрился отвесить изящный полупоклон, пробежав глазами по стройной фигурке Мелиссы. Он явно остался весьма доволен увиденным.
-Здравствуй, моя дорогой друг… Позвольте, представить вам мою племянницу, Мелиссу. Сделай, реверанс, дорогая… Да, умница.- Анна говорила все это приторно-сладким голосочком.
Как только с приветствиями было покончено, на несколько секунд в зале воцарилось неловкое молчание, и не успела Анна предложить какую-нибудь тему для разговора, как дверь открылась и вошла новая гостья, видимо принадлежавшая к тем, кому Анна отправила приглашение, как не знакомым, но известным фамилиям.
-Моё имя Изабелла де Бурбон.- Произнесла женщина.
-Прошу, проходите …- Проговорила женщина, окидывая гостью оценивающим взглядом.-Мы рады, очень рады, что вы решили прийти.

25

День и без того начавшийся не очень хорошо, грозил вылиться в еще больший кошмар. Даже низкое небо со свинцовыми тучами за окном, казалось, предвещало беду…
Антика только-только собралась с мыслями и решила высказать тете Анне свое мнение насчет жениха и ее помолвке, о которой ее не станут спрашивать, как дверь открылась.
Появившийся в дверях мужчина заставил девушку смертельно побледнеть. Еще не один виденный человек не вызывал у нее разом такую бурю отрицательных  эмоций, как этот мужчина представившийся Люсьеном де Л’ Эсторадом.
Полноватый, гораздо старше ее с неприятными резкими чертами лица и угодливыми манерами льстеца вызывал отвращение. Его маленькие маслянистые глазки оглядели Мелиссу как лакомый кусок пирога.
Девушка была почти уверена, что он уже представляет, как будет держать ее в своих похотливых объятьях, и тут же дала себе клятву, что скорее умрет, чем заставит себя быть с ним.
« - Нет, это конечно не может быть мой будущий жених. Тетя не может быть настолько жестока. Он же просто отвратителен и напоминает большую толстую жабу, что только что вылезла из самого грязного и вонючего в мире болота… За него не пошла бы даже самая бедная крестьянка. -» Антика понятия не имела, что когда-то этот человек был красив, но жизнь полная излишеств изменила его внешность.
Однако слова Анны разуверили девушку. Она явно сватала Антику этому мерзкому Люсьену. Девушка не скрывая мученического выражения лица сделала реверанс и даже смогла заставить себя улыбнуться как того требовали элементарная вежливость и этикет. Когда с этим было покончено, между тремя собеседниками возникла не ловкая пауза…
И тут двери вновь раскрылись, и в помещение вошла высокая женщина одной из знатных фамилий…
« - Ага, гости начинают пребывать.… Ну, тетушка, я тебе сполна отплачу за это неожиданное сватовство. Я опозорю себя и тебя на весь Париж - »  мстительно подумала златокудрая красавица.

26

Взгляд он репетировал долго, да это надо было видеть, пуд презрения ко все и вся, не меньше десяти фунтов надменности и столько же высокомерия. Анри гордился своим актерским мастерством и надо сказать не зря, здесь в Европе приходится изощрятся много сильнее чем в Иерусалиме или других городах востока, он вообще не слишком любил Европу, там было легче и жить и работать, у арабов нет привычек запирать двери на засовы и жить в маленьких крепостях, можно свободно войти в любой дом, ну почти в любой, поговорить с хозяевами, а здесь... Люди запираются за десятки дверей, все слишком подозрительны...
Анри вздохнул про себя прошествовал вглубь дома, нужно было найти мерзавца неугодного магистрам и покарать его, в идеале после этого стоило бы еще и унести ноги, но об этом потом, сейчас главное... Он как раз проходил мимо дочери или родственницы хозяйки которая встречала его в дверях, и едва смог подавить вздох восхищения, девушка была прекрасна, хотя все девушки в её возрасте красивы, но она выделялась в толпе, Анри тут же дал себе слово, что останется до конца, ему не терпелось познакомится с ней поближе во всех смыслах. Впрочем он тут же отогнал эту мысль, вначале дело а потом... Кинжал и яд уже ждут не дождутся, а значит, что надо найти его...
Его оценили, и взвесили, от него не укрылся взгляд хозяйки, который она вроде бы мимолетом бросила на него, пробежавшись по украшениям по платью, серьги в его ушах и ожерелье на шее стоили целое состояние, причем надо заметить, что все украшения на нем, были подобраны к одежде и друг к другу, тогда как многие женщины могли нацеплять на себя кучу всяких побрякушек которые имели такой разительный диссонанс, что просто дух захватывало.
Он мог бы и дальше рассуждать о женщинах это могло быть ооочень долгим занятием, но тут кто-то довольно громко произнес:
-А вот и пожаловал жених, Люсьен, мы вам рады.
Анри повернул голову медленно и будто бы нехотя, окинув взглядом мужчину. Мда и кого пророчат в мужья этого урода?- мрачно подумал Анри, мужчина был с лысинкой порядочным пузиком перетянутым тканью именуемой одеждой, и вроде ткань хорошая и покрой, но на нем это выглядело как то неряшливо, наверное правы те кто говорит что не одежда красит человека а он одежду. Маленькие подзаплывшие глазки оглядывали гостей с маслянистым блеском, словно раздумывая что у кого прикарманить или того хуже. На востоке да же старцы никогда не толстеют а худы и жилисты и виной этому не жара, а образ жизни, большинство же здешних аристократов были похожи на боровов, особенно те кто ни разу не брал в руки оружия предпочитая отсиживаться в тепле и достатке в то время как другие проливали за них кровь в святой земле и не только. Теперь и сам Анри воспылал к этому щеголю, ненавистью и прекрасно понимая что он одним лишь своим видом мог оскорбить магистра ордена. Тамплиеры и тем паче черные капюшоны, были очень породистыми в том смысле что среди них не было ни одного похожего на это подобие человека, да же философы и мудрецы входившие в орден в прошлом были воинами. Если кличем храмовников было: Сила и честь! То кличем черного капюшона Огонь и смерть!, вот именно смерти он и собирался преподнести душу этого ублюдка. Он вспомнил какие слухи слышал о нем в городе они были не слишком приятными. Он прошел мимо девушки что стояла рядом с хозяйкой и мимолетно шепнул так что бы слышала лишь она.
-Если это подобие человека ваш жених я желаю вам стать вдовой до свадьбы.
Его глаза уже вынесли приговор этому омерзительному существу и теперь стоило дождаться момента что бы привести его в исполнение.

27

> Из площади перед церковью

К особняку, обнесенному каменной стеной, подходит монах в черной рясе.
Интересно... стены как в замке... сколько же состояния в него вложили... столько бедных людей, вдов, сирот можно содержать...
Лорантен осматривается... Никого.
Ужин... значит будет много народу... и я смогу узнать больше информации что поможет мне... обо всем и всех...
Он подходит к огромным дверям.
Надо все хорошо обдумать.... я монах из Тулузы... и слугам этого знать достаточно... а вот Антике я могу рассказать уже побольше... Надеюсь, сейчас Господь поможет мне сокрыть мою миссию...
Лорантен стучится  двери...
Благослови вас Господь! Я монах святой церкви, могу ли я повидать Мадемуазель Мелиссу,?
Ему открыл дверь слуга, одетый в длинные желтые одежды и зеленым колпаком.
- Здравствуйте, святой отец... к сожалению, Мелисса не может никак к вам выйти.
- В чем причина?
- Дело в том, что у неё сейчас ужин, и она не может бросить гостей.
- Тогда это не проблема. Вот. Лорантен показал приглашение.
- А! Что же вы сразу не сказали? Проходите скорее.
- Благодарю. Однако я прибыл издалека и мне нужно привести себя в порядок.
- Это не проблема... Пройдемте через кухню... К сожалению, пока свободны только комнаты слуг, в комнатах для гостей мы не успели прибраться
- Мне нужно совсем немного времени и если мне предоставят ванну и что-нибудь, чем можно было бы почистить обувь, я буду признателен...
Слуга отвел через кухню монаха в комнату для слуги. Ему быстро подготовили ванну.
Я очень признателен. А теперь оставьте меня наедине, мне нужно привести себя в порядок. Сообщите Мадемуазель Мелиссе, что её кузен прибыл.
Лорантен по быстрому принял ванну, привел себя в порядок, почистил сапоги и сменил одежду, благо в его торбе был запасной комплект. Лорантен посмотрел на свой небольшой шестопер. Брать или нет? А, возьму, он пригодиться, мало ли что... Монах вышел, попросил слуг отнести его вещи в комнаты для гостей.
Ну-с, а теперь можно и повидаться с хозяевами...
Лорантен поднялся наверх из комнаты слуг. Не входя в зал, он осмотрел присутствующих... Интересный контингент собрался контингент... интересно, со сколькими из них я ещё успею повидаться... в ходе своей миссии Монах увидел Антику. Она стояла не так далеко от него, и монах спокойно, стараясь как можно тише ступать своими кованными сапогами, подошел к ней.

Отредактировано ScoRpion (2009-11-14 19:50:59)

28

Анна была довольна. После увешанной драгоценностями богатой дамы из достойного рода, появились и другие приглашенные: девица из рода де Маркюмеров и трое молодых людей также хороших и знатных семейств.
Один из них уже был помолвлен, два других вряд ли способны понравится Мелиссе, к тому же женщина уже поставила свою падчерицу в известность о том, что жених ей уже подобран.
Люсьен отвел Анну в сторону, до этого сказав Мелиссе: - Прошу прощения, юная леди, но я хотел бы поговорить с вашей тетушкой наедине. Надеюсь, вы не возражаете?- Его масляные глазки раздевали девушку и он явно уже решил, что имеет на девушку все права.
Когда Анна и Люсьен отошли от других гостей, Люсьен наклонился к женщине, до этого обежав взглядом зал и убедившись, что их никто не подслушивает. Разговор был достаточно интимным.
-Дорогая, ваша юная цыганочка превзошла все ожидания. Красива, изящна и эти золотые локоны... О-о-о... Я думаю и приданное у нее не маленькое. Из-за красоты вашей девочки, я возьму только половину суммы.- Тихим голосом сказал мужчина.
-Я счастлива, служить вам мой дорогой друг.- Тихим голоском сказала Анна.- Она уже поставлена в известность, о том, что я взяла на себя смелость помочь сделать ей достойный выбор. А посему, считайте, что девчонка уже ваша жена... - Анна посмотрела на Мелиссу.
-А она не станет ли возражать?
-Это вздор, мой дорогой друг. У нее нет сердечной привязанности, насколько я могу знать, да она и не осмелится, так как хорошо воспитанна.
Неожиданно из комнаты для слуг вышел какой-то странный молодой человек, который показался женщине смутно знакомым. Он тихим шагом подошел к ее племяннице...
Он был не похож на слугу, в нем были врожденное достоинство и высокомерие, которое имеют только потомки знатных родов, но разглядеть его лица Анна, к сожалению, не могла...

29

Мелисса де Лавальер была приятно удивлена, она не думала, что придет не более двух человек по поводу ее выхода в свет, но как оказалось, девушка ошибалась. Кроме богатой дамы Изабеллы де Бурбон, явилось еще три молодых человека (показавшихся Мелиссе невыносимо скучными и пресными) и девушка из испанского рода Маркюмеров.
Как и все испанки, она обладала длинными черными волосами, смуглой кожей и теплыми карими глазами. Однако Мелиссе она показалась несколько тяжеловатой, если не сказать излишне полной.
Мелисса решила, что ей будет более правильно подойти к девушке и начать беседовать с ней. Но как только она решилась на этот шаг и уже хотела спросить разрешение у тетушки отойти побеседовать с девушкой, как заметила, что та дама, Изабелла направляется к ней. Девушка поспешно опустила свои зеленые глаза в пол.
« - Почему меня не оставляет мысль, о том, что эта женщина что-то скрывает. Да и вообще она какая-то странная...» - хотя Мелисса понимала, что никто кроме нее этого, скорее всего не замечает. Антика часто замечала то, чего не видят другие люди. Бабушка уверяла, что всему виной интуиция, даже предвидение, которое досталось ей вместе со вторым именем от матери-цыганки.
-Если это подобие человека ваш жених я желаю вам стать вдовой до свадьбы.- Проговорила странная женщина, тихим голосом.
Глаза Мелисы расширились от удивления, и она повернулась, чтобы посмотреть на Анну, но ту уже уводил куда-то Люсьен. До этого он что-то сказал Антике, но девушка предпочла сделать вид, что всерьез занята рассматриванием пола.
Девушка подняла взгляд на знатную даму. Почему-то ее вид и какое-то странное выражение, мелькнувшее в темно-карих глазах, напугали девушку. Не то чтобы, до ужаса, но Мелиса почувствовала, как напрягается.
-Прошу меня простить...- Быстро проговорила девушка и отошла к дальней стене, начисто забыв о том, чтоб подойти к девице Маркюмеров, как хотела изначально.
« - Почему это я так разнервничалась, ума не приложу... А чувства дамы вполне понятны, мне никто не позавидует, в такой ситуации".
Неожиданно девушка услышала тихое постукивание сапог... Видимо кованных. Человек явно пытался ступать негромко, хотя это и не очень удавалось... Она подняла взгляд.
Высокий рост, худощавое телосложение... Монашеская ряса, лицо скрыто... Этого не может быть! Но вот мужчина приблизился к ней, и девушка с замирающим сердцем, увидела хорошо знакомое, холодное выражение серых глаз... Сердце учащенно забилось... Радость, хотя нет восторг!
-Ты?- Ей пришлось применить усилие воли, чтобы не говорить громко - То есть, прошу прощения, вы... Кузен, но какими судьбами в Париже?

30

Он видел... Он смотрел и он видел, его взгляд проникал в души и смотрел сквозь оболочку, Два парня, они темно желтые, спесь и скука, вот что их вело, хозяйка дома, алый роскошный алый цвет к которому примешивался бледно зеленый, радость, скорее ликование и в то же время сожаление, но о чем? Люсьен... светло оранжевый с примесью черного, похоть и животное наслаждение, предвкушает брачную ночь? Не важно, все не важно кроме маленького пузырька с прозрачной жидкостью, если бы кто-то взглянул на него так как он смотрел на других то он увидел бы сплетение таких цветов что стало бы жутко, ликование, ненависть, ярость, злоба, ожидание, наслаждение... Но не об этом речь. Анри не улыбалось торчать здесь до вечера в обществе этих нахальных, чувствующих свою безнаказанность господ и дам высший свет, он евда не сплюнул на пол, но нет нельзя, нужно ждать, ждать он умел, научили этому и ночи на крышах под проливным дождем и часы в грязных сточных канавах... Ждать... ждать... но он не мог ждать долго, не в его стиле нет не сегодня не сейчас. Он повернулся спиной к людям и прикрыл глаза, сердце билось как сумасшедшее, наверняка зрачки расширены, не хватало воздуха, платье было тугим а наглухо застегнутый ворот, и душный головной убор, говоривший о том, что он вдова, казалось сдавливал, как же было хорошо в сарацинии, где женщины ходят в легких платьях не стесняющих движения, те же шаровары из тонкой ткани были привычны в отличие от юбок и длинных подолов. Но нет, нельзя, вдохнув поглубже, Анри вновь повернулся к хозяйке и кашлянув произнес:
-Интересно нас еще долго будут держать на пороге?- начал играть сволочную дамочку, доигрывай до конца,- сам себе сказал убийца. Развернувшись он прошествовал вглубь дома, едва не налетев на слугу, который куда то несся с подносом.
-С дороги чернь!- властным голосом потребовала гостья. И когда тот замешкался, наотмашь ударила его по щеке, брезгливо осмотрев после этого манжет, не испачкался ли о чернь.
"Ученик мой, не будь несправедливым к людям да же если они этого заслуживают, ты несешь мир и добро а не просто убиваешь людей,- когда то давно напутствовал его учитель,- мы не убийцы, мы лишь заботимся о человечестве так же как и господь заботиться о всех, но он слишком добр поэтому для него все дети, будь то крестьянин, или граф или же вор, равны, он не делит их на касты, и мы как верные сыны его должны помочь, в своей доброте он позволяет греху захватывать души людские впрочем изредка карая, но это слишком мало. Мы, несем в мир очищение, но не зло, хотя это требует жертв, но когда мы закончим в мире не останется места злу.
-Мастер,- спросил тогда юный Анри,- но ведь если не останется места злу то что же будет с нами, ведь и мы несем зло.
-Ты умен мой мальчик,- погладил его по голове старый мастер,- однажды не будет нужды в таких радикальных методах, тогда за дело примутся другие люди а мы уйдем на покой."


Вы здесь » Тайны инквизиторских подвалов » Латинский квартал » Элитный район. Дом Анны де Лавальер.